Реферат: Верховный суд США

Содержание.

Вступление.

Основная часть:

I. Верховный суд США в конституционном механизме политической власти:

1) конституционные принципы организации Верховного суда и порядок его деятельности;

2) механизм комплектования суда и политико-правовые взгляды судей;

3) конституционные рамки полномочий Верховного суда США и судебный конституционный контроль.

II. Верховный суд и правовая система США:

1) решение Верховного суда в системе источников права;

2) конституционные доктрины Верховного суда – фактическая конституция США;

3) роль Верховного суда в толковании и применении законодательства.

III. Верховный суд как политический институт.

Заключение.

Список литературы.


Вступление.

Политическая система современных Соединенных Штатов Америки чрезвычайно сложна, многообразна, запутана и противоречива. Она состоит из огромного числа органов, политических и правовых учреждений и институтов, которые создавались как в рамках официального конституционализма, так и помимо его и вопреки ему. Структурно она подразделяется на три звена – федеральный, штатный и муниципальный, которые связаны фактически сбалансированными вертикальными отношениями взаимозависимости. Кроме того, в границах каждого из звеньев существует более или менее определенные разграничения функциональной и предметной компетенции составляющих его подразделений, придающие известную устойчивость их горизонтальным отношениям.

Официальная наука и пропаганда неустанно повторяют формулу Авраама Линкольна, согласно которой в США существует «народное правление, осуществляемое народом и в интересах народа». Таким образом, американский народ и народы других стран пытаются убедить в том, что в США на практике реализованы идеалы народного суверенитета. Политическую же систему США пытаются выдать за идеальную модель демократии, пригодную якобы для всех стран мира.

Что же собой представляет политическая система США на самом деле?

Прежде всего следует отметить, что современная политическая система США есть результат более чем двухвековой классовой борьбы, которая приобрела наибольший размах и остроту в период империализма. Именно в этот период, особенно на последних этапах общего кризиса капитализм предельно обнажает противоборство двух тенденций – тенденции монополий к реакции и тенденции масс трудящихся к демократии.

В ходе массовых демократических движений 60х-70х годов американскому народу удалось добиться значительных успехов - –формальная отмена сегрегации и дискриминации, отмена некоторых избирательных цензов, введение государственного финансирования федеральных избирательных кампаний. Однако эти реформы нисколько не поколебали основ американской системы, которая была и остается механизмом диктатуры монополистического капитала. Государственная власть принадлежит монополиям и никакими рассуждениями о «народовластии» этого не скрыть. Вот одно из свидетельств правдивости этого положения: «Большинство законодателей отказались дать информацию о их личном финансовом статусе… Однако исследование показало, что по крайней мере 33 члена Сената и Палаты представителей признают – во всяком случае не отрицают, - что они являются миллионерами».

Необходимо также отметить, что государственный строй США, его влияние на общественность, на аппарат власти других стран скажется после принятия в 1787 году Конституции.

Первоначально документ, принятый в качестве Конституции США 17 сентября 1787 года, представлял собой весьма своеобразную, если не уникальную комбинацию начал [p1] «национальной», то есть унитарной, и федеральной систем, основанных на буржуазно-демократических, республиканских принципах представительного и ограничительного в своих полномочиях государственного правления. В нем получила воплощение основная цель, которую ставили перед конвентом «националисты»: наделить центральную федеральную власть полномочиями, достаточными для того, чтобы она могла функционировать независимо от штатов. Вместе в тем в нем получило отражение стремление сторонников прав штатов ограничить ее деятельность такими «сдержками и противовесами», которые исключили бы всякую возможность тирании федеральной власти или отдельных ее «ветвей» над страной в целом или входящих в Союз штатов.

Следует сказать, что Конституция 1787 года являлась и является основным законом США уже на протяжении 212 лет и, лишь за этот срок этот документ подвергся только внесению ряда существенных поправок, так как основатели США не захотели, да и не сумели бы ввести в Конституцию все «самые важные принципы».

В отличие от европейских и некоторых азиатских держав, где разделение властей Конституции осуществляется путем «раздробления» государственного устройства, в США принцип разделения властей прямо не постулируется, практически он проведен через все ее важнейшие положения, касающиеся государственного аппарата.

Статья 1 Конституции посвящена законодательной власти. В ней содержатся нормы, в своей совокупности определяющие и характеризующие конституционный статус высшего законодательного органа страны – Федерального Конгресса.

Исполнительной власти посвящена статья II, чьи положения в своей совокупности определяющие конституционный статус – права и обязанности президента и его взаимодействие с Конгрессом – подчиненным ему федеральным аппаратом исполнительной власти, освещаются в главе IV. Там же рассматривается конституционно-правовая процедура президентских выборов.

Судебная власть раскрывается в статье III. В ней говорится, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться Конгрессом». Таким образом, Верховный суд является единственным федеральным судом, учреждение которого прямо предписано Конституцией. В связи с тем, что авторы Конституции не сумели прийти к общему мнению относительно того, нужны ли федеральные суды нижестоящих инстанций, конституционные положения, касающиеся судоустройства, были сознательно сформулированы ими весьма туманно.

Но, несмотря на то, что Верховный суд рассматривался и рассматривается как институт не только судебной и конституционной, но и политической системы современного американского общества, а его состав, юрисдикция и сами решения исследуются под углом зрения отражения в них не только права, но и политики, в советской литературе не было работ обобщающего характера по рассмотрению вопроса о положении Верховного суда в государственном аппарате Соединенных Штатов. Например, Жидков О.А. в своей книге «Верховный суд США: право и политика» ставил перед собой цель раскрыть внутренний процесс принятия политических решений судьями, выявить способы и приемы, которые используют правящие силы, показать подлинную классовую подоплеку судебного правотворчества и особенно судебных конституционных доктрин. Автор пытался восполнить имеющийся в советской литературе пробел и дать многоаспектный критический анализ всех основных сторон организации и деятельности Верховного суда как одного из важнейших институтов политической системы США.

Ряд критических и принципиальных вопросов, связанных с деятельностью Верховного суда, был освещен в работах Б.С. Никифорова. Он, как и Жидков О.А., рассматривает деятельность суда, пытаясь выявить пробелы в его структуре.

Другим автором, показывающим Верховный суд США с более или менее «критической точки», является З.М Черниловский [st2] . В одной из своих книг «От Маршалла до Уорена[st3] » З.М. Черниловский предлагает очерки, посвященные главным образом критическому рассмотрению истории и теории «конституционного ревью[st4] » Верховного суда США, которые, таким образом, не претендуют на сколько-нибудь полное исследование этой нелегкой темы, в ряде отношений [st5] они даже фрагментарны. Автором также оговаривается, что история Верховного суда с давних пор стала предметом бесконечных исследований – и критических, и аналогических, ею занимались не только юристы, но и историки, социологи, политологи, экономисты публицисты. И это понятно: едва ли не большая часть «фундаментальных перемен» в американской конституции, как равно и в том, что относится к регулированию экономических и сознательных отношений в стране, было сделано не столько Конгрессом и легистратурами штатов, сколько решениями Верховного суда США. Редкая книга по истории американского суда, если она написана американцем, обходится без импонирующей национальному и профессиональному ссылки на известного французского историка прошлого столетия А. Токвиля, автора книги «О демократии в Америке». Токвиль писал: «Если бы меня спросили о том, кто в Америке составляет аристократию, я без колебаний ответил бы, что она не среди богатых, но среди тех, кто занимает юридические должности». Поверхностное, но отнюдь не вздорное заключение Токвиля отразило общую, рано наметившуюся тенденцию к мифологизации американской юстиции и ее главного штаба – Верховного суда. Фикция внеземного превосходства высшей судебной власти федерации – справедливо заметил в свое время один пытливый историк – источила и сколько-нибудь критическое рассмотрение фактов, выдвинув на первый план одни эмоции. Общим мнением, и далеко не беспочвенным, сделалось следующее: история Соединенных Штатов не может быть написана вне связи с историей их Верховного суда.

Среди многих и различных причин, способствовавших мифологизации истории и самой роли Верховного суда в жизни Соединенных Штатов, можно указать на ту выгоду, которую выборные власти этой страны, а с ней и весь ее правящий класс извлекали из возможности свалить ответственность за все [st6] и всякие непопулярные решения, исчисляемые сотнями, на бесконтрольное, высокопоставленное учреждение, состоящее из немногочисленной, пожизненно удерживающей своей должности группы сановников – судей.

Изучив работы выше перечисленных авторов, а также и другую литературу, я попытаюсь показать, что же из себя представляет Верховный суд США: его структуру, аппарат и другое. Кроме этого я попытаюсь сделать для себя вывод, верны ли на сегодняшний момент позиции авторов, которые изучали судебную систему в Соединенных Штатах Америки.


Верховный суд США

в конституционном механизме политической власти.

1. Конституционные принципы организации Верховного суда и порядок его деятельности.

Верховный суд – единственный федеральный судебный орган, создание которого предусматривается непосредственно Конституцией США. Статья II, посвященная судебной власти федерации, лишь в самой общей форме предписывает создание «одного Верховного суда». Эта конституционная формула свидетельствует о нежелании «отцов-учредителей» иметь в США несколько высших судебных инстанций, как в Англии, юридическим традициям которой они во многом следовали.

Предельный лаконизм статьи III Конституции объясняется тем, что многие члены конституционного Конвента 1787 года сознательно препятствовали появлению разработанной и эффективной федеральной судебной системы, так как видели в ней угрозу для судебных органов отдельных штатов, которые уже успели зарекомендовать себя как надежный оплот собственнических и иных жизненно важных интересов имущих слоев американского общества.

В силу осложнений, возникших в конституционном конвенте, многие вопросы организации федеральных судов были оставлены на усмотрение Конгресса США, хотя, строго говоря, конституция включила в перечень полномочий Конгресса лишь учреждение «трибуналов, нижестоящих по отношению к Верховному суду» (ст.II, раздел 8), но не организацию самого суда США.

Некоторые принципиально важные вопросы организации Верховного суда получили свое отражение в статьях конституции, посвященных законодательной и исполнительной власти. Ст. II, раздел 2 среди полномочий президента упоминает его право назначать судей Верховного суда. Таким образом, Верховный суд – единственный орган высшего эшелона власти, на который конституция не распространила принципа выборности.

Конституционный принцип назначения судей, использующий непосредственное влияние на них электората, и практически – низших слоев населения, означает явное присовокупление к идее разделения властей системы «сдержек и противовесов», которые трудно согласуются с преставлением о независимости судей, с демократической организацией власти.

Другой важный принцип Верховного суда, который закреплен в статье III конституции, непосредственно связан с буржуазной концепцией независимости судей, - это принцип несменяемости Верховного суда.

Несменяемость судей Верховного суда ставит их в исключительное положение[st7] и исполнительной власти. В государственном аппарате США, выводит их за рамки обычных методов политического и юридического контроля. Практически конституция снимает с судей ответственность и дает им правовой иммунитет в связи с рассматриваемыми ими судебными делами и выносимыми решениями.

Отсутствие обычной судебной ответственности судей не исключает возможности их преследования в порядке особой процедуры импичмента с возможным последующим отстранением их от должности, как это предусмотрено в статье III, разд. 3 конституции.

Конституция США обошла молчанием вопрос о численном составе и внутренней структуре Верховного суда, поэтому вопрос о числе его членов регулируется законодательством конгресса. В статье I, разд. 3 конституции упоминается лишь «главный судья», который председательствует в сенате в случае суда (импичмента) над президентом США. Особый конституционный статус главного судьи (председателя Верховного суда) наряду с его специальными судебными полномочиями придает ему особый вес среди других высших федеральных должностных лиц, где согласно официальному протоколу он занимает третье место. В действующем законодательстве н именуется не главным судьей Верховного суда, а главным судьей США.

Первый закон о судопроизводстве, принятый конгрессом 1789 года, предусматривал образование Верховного суда в составе шести человек (судей): главного судьи (председателя) и пяти «ассоциированных» судей (членов суда). Но это число не оставалось неизменным: в 1801 году число судей было уменьшено до пяти, в 1807 году увеличено до семи, в 1837 году – до девяти, в 1863 году – до десяти, в 1866 году оно было снова уменьшено до семи[st8] , а затем опять увеличено до девяти в 1869 году. Это число судей сохранилось без изменений вплоть до настоящего времени. Действующее законодательство предусматривает, что Верховный суд состоит из главного судьи и восьми ассоциированных судей.

Частые колебания численности судей в 19 веке определялись не изменениями в объеме работы суда, хотя в принципе число дел, поступающих в него для рассмотрения, постепенно увеличивалось, а политическими факторами с острыми противоречиями между отдельными группировками правящих классов. Например, в 1666 году, конгресс упразднил три вакантные должности членов суда, поскольку преобладавшие в нем представители нового крыла республиканской партии спешили помешать президенту Джонсону, поддерживающему мятежные штаты, сделать новые назначения судей.

Высокий социальный престиж членов Верховного суда, их относительная политическая самостоятельность и неуязвимость в значительной мере предопределили тот факт, что сами судьи, используя конституционный принцип несменяемости, стремятся превратить свои должности в пожизненные. Вакансии в Верховном суде открываются главным образом в результате смерти судей и значительно реже в результате их добровольного ухода с поста (в связи с назначением на новую должность, выходом на пенсию и т. д.). Особенно часто судьи сами отказывались от своего поста в первое[st9] десятилетие истории суда, когда активность его была незначительной и он воспринимался в политический кругах того времени как «слабейший» из трех ветвей правительства. Так, главный судья Д. Джей предпочел пост губернатора Нью-Йорка, О. Элеворт – дипломатическую карьеру и т.д.

Порядок деятельности Верховного суда США и организация его внутренней работы не получили отражения в тексте конституции и определяются законодательством конгресса (прежде всего законами о судопроизводстве), регламентом Верховного суда, который периодически утверждается самим судом, а также некоторыми сложившимися в самой практике традициями. Сами американские юристы и политологи обычно рассматривают Верховный суд как наиболее традиционный и консервативный (по форме его деятельности) из всех федеральный органов власти, подчеркивая, что « в течение многих лет он продемонстрировал наименьшие изменения в способах своего функционирования».

Законодательство предусматривает сессионный характер работы суда. Для рассмотрения поступивших в нег дел суд ежегодно собирается на сессию, которая официально открывается в первый понедельник октября и заканчивается обычно в конце июня следующего года.

В связи с большим числом дел, поступающий ежегодно в суд (3888 в сессию 1979 года, 4255 дел в сессию 1980 года, и т.д.), и возможностью для судей отбирать по своему усмотрению для рассмотрения в полном объеме лишь небольшое число дел (в последние годы примерно 7% от общего числа дел) значительная часть времени судей уходит на предварительное знакомство с этими делами. Окончательное решение о принятии дел судом к рассмотрению или отложение соответствующих ходатайств происходит на закрытых совещания судей, которые проводятся обычно в течение всей сессии во второй половине дня по средам и пятницам.

Существенное воздействие на позицию судей при «процеживании» дел оказывает генеральный солиситор США – представитель правительства в федеральных судах. Выражая официальную точку зрения правительства по отношению к делам, которые обжалуются в Верховный суд, генеральный солиситор добивается включения в его повестку лишь тех вопросов, которые, по его мнению, имеют политико-правовую актуальность и требуют авторитетного судебного разрешения. В результате процедуры «процеживания» судом оставляются для рассмотрения на одну сессию примерно 100-150 дел.

Если дело принято судом к рассмотрению, то до окончательного назначения его к слушанию адвокаты сторон должны представить краткое изложение дела в виде своеобразного резюме, содержащего юридические аргументы, вплоть до перечня предшествующих судебных решений, с помощью которых они предполагают склонить суд на свою сторону. Истец в течение 40 дней подает в суд 40 копий своей исковой записки, а резюме со стороны ответчика должно быть изложено затем, спустя 30 дней. Заслушивание дела происходит в первой половине дня в специальном зале для судебных заседаний, где все, начиная от самого церемониала открытия и кончая черными мантиями судей и их строго предопределенных размещением за судебным столом (председатель – в центре стола, слева – второй по старшинству и далее по очередности в зависимости от срока пребывания в суде).

Время для устных аргументов[st10] ограничено обычно одним часом (по полчаса для каждой из сторон). Если стороной в процессе являются Соединенные Штаты, то они считаются представленными правительством в лице генерального атторнея[st11] , но практически в деле участвует генеральный салиситор[st12] , который может выступать сам или поручить это кому-нибудь из своего аппарата. За пять минут до истечения срока выступающий предупреждается включением белой лампочки. Когда зажигается красный свет, он должен немедленно закончить свое выступление, так как председатель позволяет ему завершить только уже начатую фразу.

Регламент Верховного суда предусматривает, что «устные аргументы должны использоваться для того, чтобы услышать и прояснить письменные аргументы», что адвокаты всегда должны исходить из того, что судьи заранее знакомятся с доводами, содержащимися в кратких записках сторон.

Судьи могут в любой момент прервать выступающего адвоката репликами или вопросами, поэтому последний должен обладать не только юридическим опытом, но и находчивостью. Судья У. Бентон, например, назвал судебное заседание «сократовским диалогом между судьей и адвокатом». В отличие от ряда других государственный учреждений США, Верховный суд не допускает ведение теле- и радиопередач из зала заседаний, традиционно осуществлялось лишь издание его решений. Но с 1955 года стали записывать на магнитофонную пленку устное выступление сторон. В 1969 году суд заключил контракт с частными фирмами о записи и публикации всех устных аргументов, с пропусками лишь фамилий судей, задававших вопросы.

Обычно с того дня, когда дело заслушивается на судебном заседании, и до вынесения решения суда проходит несколько месяцев.

Решения по прослушанным делам судьями выполняется в специальной комнате для совещаний, куда закрыт доступ всем, кроме судей, и которая окружена ореолом секретности.

На конфиденциальных решениях суде, так же как и на его заседаниях, председательствует главный судья. В соответствии с действующим законодательством, если он «неспособен выполнить обязанности или этот пост вакантен, его функции выполняет судья, старший по сроку пребывания в суде». Само по себе положение председательствующего дает главному судье определенные дополнительные возможности, и его позиция по делу, по свидетельству американских юристов, «имеет немаловажное значение». Именно он начинает обсуждение дела, выделяет те или иные факты и очерчивает в общем виде те правовые рамки, в которых должно решаться рассматриваемое дело. Разумеется, влияние председателя суда на ход закрытых совещаний и на принятие решений во многом определяется его личными качествами и авторитетом среди судей.

Сам формальный акт принятия решения по делу осуществляется в виде голосования на закрытых совещаниях суда по большинству голосов судей. Пока решение не объявлено публично, любой судья может изменить свой голос.

По убеждению одного из американских специалистов по вопросам судебной системы США, Дж. Эйзенштейна, «представление о том, что судья в каждом деле приходит к самостоятельному выводу, является ошибочным». На результаты голосования судей нередко прямое влияние оказывает их личное отношения: дружба, антипатия, торг о взаимных уступках и т.п.

Верховный суд принимает решения в качестве высшей апелляционной инстанции, но часть этого решения выражается в подтверждении или отмене решения низшего суда.

Нередко в наиболее важных и «престижных» делах главный судья, используя свое конвенциальное право, сам берет на себя составление решения суда, в отдельных случаях он стремится к более или менее равному распределению обязанностей по оставлению решения между всеми судьями. Но на почве выборов авторов будущего решения между судьями нередко возникают трения, поскольку некоторые из них считают себя обойденными и общипанными.

Член суда, которому поручено написать решение суда, составляет проект, циркулирующий среди других членов большинства. Именно в это время другие судьи могут солидаризироваться с автором проекта или же, наоборот, выразить свое несогласие и начать писать особое мнение. Как правило, судья, подготовивший решение суда, вынужден учитывать мнение и позицию других членов суда, маневрировать, поскольку в противном случае сформировавшееся ранее большинство может развалиться. Поэтому проект решения часто обрастает поправками, много раз переписывается (иногда по 10-15 вариантов) и иногда изменяется до неузнаваемости.

Когда же процесс согласования текста решения суда завершен, на что нередко уходит несколько месяцев, оно соглашается в открытом заседании суда. В течение длительного времени сложилась традиция объявлять решение суда по понедельникам (так называемые «понедельники решений»), но в последние десятилетия решения нередко зачитываются и в другие дни недели.

Для организации повседневной работы судей при Верховном суде имеется штат служащих, который, включая работников библиотеки и обслуживающего персонала, насчитывает примерно 300 человек. Тем самым, по мнению американской печати, он «непохож на штат других государственных организаций». Офис каждого судьи включает пять служащих: секретаря, посыльного и трех клерков. Главный судья имеет еще одного дополнительного клерка. В 1972 году конгресс дал председателю суда право назначать административного помощника, который должен выполнять обязанности в соответствии с «усмотрением главного судьи».

В качестве своих помощников при выполнении судебных обязанностей члены Верховного суда используют клерков, которые подбираются или из выпускников наиболее престижных юридических факультетов (Гарвардского, Йельского и т.д.).

Значительная часть времени клерков посвящена просмотру поступающих в суд ходатайств о пересмотре решений нижестоящих судов и подготовке по ним соответствующих записок – рекомендаций для своих судей. Клерки также подбирают прецеденты и другие правовые материалы, которые используются затем судьями при составлении письменных мнений.

От клерков суда требуется соблюдение служебной тайны и политическая благопристойность. Когда некоторые клерки в 1969 году просили у своих судей разрешение на участие в демонстрации протеста в связи в войной во Вьетнаме, им было решительно отказано и заявлено, что они должны избегать всякого публичного участия в такого рода политических акциях.

2. Механизм комплектования суда и политико-правовые взгляды судей.

Заполнение возникающих периодически вакансий в Верховном суде – это сложный политический процесс, которому правящие круги США везде придают большое значение, поскольку в их задачу входит обеспечение не столько функциональной пригодности, сколько надежного классового политического состава судей. В самой юридической литературе США неоднократно отмечалось, что было бы большой наивностью полагать, что в Верховный суд попадают наиболее талантливые и образованные юристы, тогда как целый ряд судей – это не более чем посредственность, плохо приспособленная к выполнению ответственных судебных обязательств.

В Конституции США, а также в действующем законодательстве, не предусматриваются какие-либо критерии, которым должны соответствовать судьи Верховного суда. Поэтому сам процесс подбора и назначения судей, который, как отмечалось ранее, осуществляется президентом по «совету и с согласия сената» (ст. II, разд.2), имеет не правовой, а сугубо политический характер.

При назначении судей президент принимает во внимание и использует в своих политических целях религиозную принадлежность кандидатов и его национальность, а также учитывает, где было получено образование, в престижном ли университете, и политические взгляды всех представленных кандидатур. Хотя окончательное решение о назначении новых судей на открывшиеся вакансии принимает президент, это не означает, что такое решение – продукт личной и политически не контролируемой дискреции президента.

При подборе будущих судей президент обычно консультируется с членами своего кабинета, и прежде всего и генеральным атторнеем. Последний нередко представляет президенту первоначальный список возможных претендентов, собирает по ним всю необходимую информацию (в том числе с помощью ФБР) и дает президенту окончательную рекомендацию.

Важную роль в ряде случаев играют также консультации президента с членами Верховного суда, прежде всего с главным судьей.

Подбирая кандидатуру к назначению в суд, президент должен заручиться поддержкой политических лидеров партии, к которой относится кандидат, а также сенаторов того штата, где он сделал политическую или судебную карьеру.

Реальное участие в процессе комплектования суда принимает и сенат, который не является лишь созерцателем, пассивно реагирующим на назначение президента. Американские исследователи подсчитали, что из 140 назначений в Верховный суд 28 были отвергнуты сенатом.

3. Конституционные рамки полномочий Верховного суда США и судебный конституционный контроль.

Конституция США в статье III разд. 1 возлагает на Верховный суд осуществление «судебной власти Соединенных Штатов». Хотя федералисты, в частности А. Гамипотом, считали, что основным пороком предшествующей конфедеративной системы государственного устройства было именно «отсутствие судебной власти», конституционный конвент, уделивший первоначальное внимание разделению власти между федерацией штатами, видел свою основную задачу в сохранении за штатами их важнейших судебных прерогатив. Конституция в ст. III разд.1 исходит из идеи ограниченных пределов федеральной судебной власти и исчерпывающим образом определяет круг дел, на которые распространяется федеральная судебная юрисдикция.

Поскольку Конституция не предусматривает создание единой национальной судебной системы, а Верховный суд США является исключительно органом федеральной юстиции, то. Естественно, положение ст. III, разд. 2 устанавливает только границы возможных его полномочий. Перечень дел, на которые распространяется судебная власть федерации, и следовательно, и Верховного суда, является «закрытым», то есть формально ни законодательство конгресса, ни сама судебная практика не могут без принятия соответствующей конституционной поправки расширить юрисдикцию Верховного суда.

Конституция США в ст. III, разд. 2 (2) определяет только в общей форме рамки полномочий Верховного суда, разделяя его юрисдикцию на первоначальную и апелляционную. Дела, отнесенные к первоначальной юрисдикции, исчерпывающим образом перечислены в тексте самой Конституции, а отсюда согласно толкованию Верховного суда эта юрисдикция может быть реализована им непосредственно, поскольку конгресс не получил полномочия ее регулировать. Однако на практике первоначальная юрисдикция суда регламентируется конгрессом (законодательством о судопроизводстве). Так, использованное в Конституции применительно к первоначальной юрисдикции выражение «верховный суд будет обладать» истолковано конгрессом в смысле «может обладать», и поэтому и сама эта юрисдикция разделена на «исключительную» (дела могут рассматриваться только Верховным судом) и «совпадающую» (дела могут быть рассмотрены в федеральных районных судах). Сам Верховный суд, заинтересованный в уменьшении своей загрузки и в освобождении от сравнительно малозначительных дел, признал за конгрессом право устанавливать такую классификацию.

В настоящее время первоначальная исключительная юрисдикция Верховного суда включает: 1. Споры между двумя и более штатами;

2. Дела, возбужденные против послов и других дипломатических представителей иностранных государств, если таковые допустимы с точки зрения международного права. Верховных суд имеет первоначальную, но не исключительную юрисдикцию в следующих случаях:

1. По делам, начатыми послами или другими дипломатическими представителями иностранных государств, или по делам, где одной из сторон являются консул или вице-консул;

2. По спорам, возникающих между Соединенными Штатами и определенным штатом;

3. По делам, возбуждаемым штатом против граждан другого штата или иностранцев.

Апелляционная юрисдикция Верховного суда (в отличие от первоначальной) не фиксируется непосредственно в самой Конституции, и определение ее объема оставлено на усмотрение конгресса. В соответствии с точным смыслом Конституции конгресс, устанавливая апелляционную юрисдикцию Верховного суда, не должен выходить за рамки федеральной судебной власти в том виде, в каком она определена в статье III, раздел 2.

В настоящее время законодательный положения, регламентирующие апелляционную юрисдикцию Верховного суда и суммирование соответственно в параграфе 1257 титул 28 свода законов США, практически обеспечивает в Верховный суд США как высшую судебную инстанцию строки любого судебного дела, в котором затрагиваются существенные экономические, социальные или политические интересы правящего класса.

Формальное требование закона, что для переноса дела из судов штатов в федеральные суды, в том числе и в Верховный суд требуется присутствие в нем «федерального вопроса», не может стать в таком случае сколько-нибудь серьезным препятствием. Опытные юристы, особенно адвокаты крупных корпораций, всегда могут обнаружить в решениях суда штата какие-нибудь, хотя бы внешние, противоречия «верховному праву страны», что в соответствии со ст.IV Конституции означает возникновение соответствующего «федерального вопроса». Таким образом, именно апелляционная юрисдикция является основным средством реализации Верховным судом его важнейших конституционных и приобретенных помимо Конституции судебных полномочий, превращающих его в реально функционирующую высшую судебную инстанцию США.

Действующее законодательство предусматривает, что судебные дела могут обжаловаться в Верховный суд США с помощью одной из трех апелляционных форм: «апелляция», сертиорари, «сертификат».

Апелляция подается стороной, оспаривающей решение нижестоящих федеральных судов или высшего суда штата, и, по крайней мере, формально, предполагает право апеллянта на пересмотр его дела (по фактическому составу или по правовым основаниям) в Верховном суде. Сертиорари – это форма обжалования, которая также может повлечь за собой пересмотр дела Верховным судом, но истребование такового после рассмотрения петиции заинтересованной стороны осуществляется исключительно по собственному усмотрению суда при наличии важных причин.

Сертификат – это обращенная к Верховному суду просьба апелляционного суда высказать мнение по неясному или спорному правовому вопросу, обнаружившемуся в процессе рассмотрения какого-либо дела. В таком случае Верховный суд может либо ответить на поставленные вопросы, либо же запросить к себе в производство само дело с последующим рассмотрением его в полном объеме. В отличие от апелляции и сертиорари данная форма используется Верховным судом крайне редко.

В Конституции и в законодательстве конгресса полномочия Верховного суда определяются только путем установления его юрисдикции. Само же содержание судебной власти, ее характерные атрибуты, внутренние границы не получили закрепления в законодательных источниках. Частичное представление о свойствах и образе судебной власти (в частности, в исторически гипертрофированно всемогущей форме выражения абстрактной «справедливости») были позаимствованы в США из английской судебной практики и юридической доктрины. Но в значительно большей степени этот пробел восполнил сам Верховный суд, который в серии своих решений прежде всего для практических целей указал на целый ряд внутренних свойств и условий осуществления судебной власти.

Одним из атрибутов судебной власти, которая отличает ее от законодательной и исполнительной властей, в соответствии с мнением самого Верховного суда, является окончательный характер судебного решения. В 1949 году решение по делу Chicago and S.Air Lines v.Watermann S.S. Corporation суд заявил: «Решения, вынесенные судами в рамках полномочий, которыми они облечены по ст. III Конституции, не могут быть ревизованы или пересмотрены законным путем, и им не может быть также отказано в доверии и уважении со стороны других департаментов правительства».

В столь же абстрактно-формализованном виде, но уже с более четко выраженной ориентацией на реальные потребности судебной практики Верховный суд выработал ряд условий, которые в его властном изложении, самой судебной власти и должны быть в наличности для ее правомерного осуществления судами.

Так, судебная власть согласно устоявшейся позиции

  • Просмотры: 78