«BlaBlaCar не приводит к появлению профессиональных шоферов»

«BlaBlaCar не приводит к появлению профессиональных шоферов»
«BlaBlaCar не приводит к появлению профессиональных шоферов»
«BlaBlaCar не приводит к появлению профессиональных шоферов»

За счет фандрайзинга Фредерик Мазелла и партнеры превратили сервис по поиску попутчиков BlaBlaCar в компанию, которую Financial Times оценивает в $1 млрд. А их собственные затраты – 70 000 евро, взятые в кредит

Когда в 2003 г. Фредерик Мазелла решил отправиться домой на Рождество, оказалось, что это непросто. Билеты на все поезда из Парижа в Вандею, его родной городок на западе Франции, были полностью распроданы, так что железная дорога отпадала (в интервью «Ведомостям» Мазелла рассказывал, что была возможность уехать в 5 утра за 115 евро, но сумму он счел непомерной. – «Ведомости»), а собственной машины у него не было. Не желая пропустить празднование в кругу семьи, 27-летний программист уговорил сестру отвезти его. Во время 500-километрового путешествия мимо них пронеслись сотни машин – по большей части с одинокими водителями. Узнай он раньше про все эти пустые автомобили, договорился бы, чтобы его подбросили. Мазелла заинтересовался: а есть ли онлайн база данных, в которой водители и попутчики могут найти друг друга? «Я не спал 72 часа, настолько я был увлечен, – вспоминает он. – Это же так просто!» Результатом его озарения стал один из самых успешных высокотехнологичных стартапов, появившихся на свет во Франции, – BlaBlaCar.

Благодаря вездесущим смартфонам и поколению, которое ценит гибкость и любит пользоваться благами цивилизации, не владея ими, стартап превратился в крупнейшее сообщество по коллективным дальним поездкам и сделал Мазеллу, которому сейчас 41 год, международным послом французских технологий. Пятничным утром в офисе BlaBlaCar во 2-м арондисмане Парижа мы сидим за деревянным столом – из тех, что обычно используются для застолий на свежем воздухе. На BlaBlaBreakfast (т. е. БлаБла-завтраке. – «Ведомости»), на котором команда собирается перед выходными, предлагают багеты, нутеллу и сок. На стене – постер с девизом компании: Share more, Learn more («Больше делись, больше учись»). «Мои родители часто говорили, что я упрям, но хочется им ответить, что я настойчив, – указывает Мазелла на тонкую разницу. – Упрямство – это когда вы не меняете решений насчет цели или способа ее достижения.

Для меня настойчивость – это когда есть цель, но если реальность меняется, то вы меняете решение». Он учился на пианиста (и до сих пор плачет, слушая шедевры Шопена), затем окончил магистратуру с дипломом по физике в Высшей нормальной школе в Париже, одном из самых трудных для поступления французских вузов. Во время пузыря доткомов переехал в Стэнфордский университет в США, чтобы получить степень магистра в области компьютерных наук. Траты на образование частично покрывал, работая на полставки в НАСА. Через два года у него родилась идея стартапа BlaBlaCar, который Мазелла учредил вместе с Франсисом Наппезом и Николя Брюссоном. В компании 450 сотрудников 35 национальностей в дюжине офисов, разбросанных от Варшавы до Сан-Паулу. Около двух третей персонала работает во Франции. У райдшерингового сервиса (от англ. ride – «поездка» и share – «делиться». – «Ведомости») 45 млн зарегистрированных пользователей, 12 млн из которых путешествуют при помощи этого сервиса не реже одного раза в квартал. 12 млн проживают на территории Франции.

Blablacar Интернет-компания Основатели: Фредерик Мазелла, Франсис Наппез, Николя Брюссон. Финансовые показатели не раскрываются. Онлайн-сервис совместных поездок был создан в 2006 г. На российский рынок компания пришла в 2014 г., поглотив сервис поиска попутчиков «Подорожник». Сейчас Blablacar доступен в 22 странах. По данным Crunchbase, общий объем привлеченного финансирования – $333,5 млн, в числе инвесторов – американская венчурная компания Accel Partners, российская Baring Vostok Capital Partners, Index Ventures и др. Мазелла взял кредит в 70 000 евро, чтобы начать проект. В 2015 г. раунд фандрайзинга превратил его в одного из могущественных единорогов – частных компаний стоимостью более $1 млрд – во Франции.

Путь был нелегким. Замысел раскритиковали как «автостоп онлайн», критики доказывали, что люди не захотят пускать в свой автомобиль незнакомцев. Мазелла поначалу рисовал в воображении онлайн-площадку, где люди могут торговать всем, чем угодно – от путешествий на машине до уроков игры на пианино и кулинарии. В итоге он сосредоточился на автомобилях – дорогом и недостаточно используемом потребительском активе. Мазелла потерял покой и сон, ломая голову, как правильно назвать свой бизнес. Первые семь лет это был Covoiturage, что переводится с французского как «совместная эксплуатация автомобиля». Однако, познакомившись с пользователями, которые ездили с помощью приложения, но не могли запомнить, как оно называется, Мазелла понял: с брендированием что-то не так. Нация стартапов На конференции VivaTech в Париже пару недель назад французское сообщество стартаперов с энтузиастом приветствовало президента Эмманюэля Макрона.

Увлеченный лоббист отечественных технологий, Макрон воспользовался случаем и анонсировал создание фонда на 10 млрд евро, который будет развивать инновационные проекты, и объявил о начале выдачи виз иностранным основателям стартапов, их работникам и инвесторам (они дают разрешение на проживание во Франции в течение четырех лет. – «Ведомости»). «Я хочу, чтобы Франция была нацией стартапов. Нацией, которая думает и поступает как стартап», – сказал Макрон. Президент хочет изменить жесткое законодательство о труде, которое, как считают многие предприниматели, ограничивает возможности найма сотрудников. «То, что выбрали Макрона, отлично, это 39-летний человек, очень динамичный», – радуется Мазелла. Этим летом в Париже откроется самый амбициозный сегодня стартап в Европе – Station F, кампус на 34 000 кв. м с помещениями для 1000 мелких технологических компаний со всего мира, созданный по инициативе Ксавье Ньеля, миллиардера из телекоммуникационной отрасли.

Среди партнеров Station F такие технологические гиганты, как Microsoft, Facebook, южнокорейская Naver. Нынешнее название родилось из опции, с помощью которой пользователи указывают степень своей разговорчивости (французское BlaBla – аналог русского «лялякать». – «Ведомости»). Сам Мазелла предпочитает думать, что его уровень – BlaBla, но друзья клянутся, что никак не меньше BlaBlaBla. «Любой, кто хоть мельком слышал название BlaBlaCar, запоминает его, – утверждает Мазелла. – На мой взгляд, это бесценно для p2p-бренда». Переломный момент для компании наступил в 2007 г., когда страну охватила забастовка работников общественного транспорта и стартап оказался в центре внимания. Другие автомобильные сервисы испытывают во Франции немалые трудности.

Uber в 2015 г. пришлось приостановить работу UberPop, с помощью которого клиенты связывались с частными перевозчиками (в отличие от UberX, где водители лицензированы, UberPop пользовались шоферы без коммерческих разрешений. – «Ведомости»), а в 2016 г. он был оштрафован французским судом. В том году таксисты с лицензией вовсю устраивали протесты и забастовки против американской компании. Райдшеринговый сервис под названием Heetch был признан французским судом незаконным. Но BlaBlaCar сумел сохранить отношения с регулятором. У BlaBlaCar иной рынок, нежели у Uber и его клонов. Он создан для совместного преодоления больших расстояний, а не коротких, как на такси.

Мазелла заверил: его сервис не рассорился с регулятором благодаря тому, что в его модели водители не зарабатывают денег в отличие от того же Uber. Плата за проезд лишь покрывает издержки. Он говорит: «Если вы просите меньше, чем уровень оплаты командированным за милю, вы не получаете выгоды. Вот почему у нас так мало проблем с регуляторами». В России денег не берем В России BlaBlaCar работает с февраля 2014 г. после поглощения российского сервиса «Подорожник», который был основан Алексеем Лазаренко. BlaBlaCar раньше опробовала в других странах шесть различных моделей монетизации, которые в итоге «не пошли», рассказывал «Интерфаксу» Лазаренко, возглавивший BlaBlaCar в России.

Среди них были продажа шерингового решения корпоративным заказчикам, премиальное обслуживание, реклама на сайте. «В Западной Европе действует система комиссий: например, если водитель продает места в своей машине за 20 евро, пассажир платит ему карточкой онлайн, а мы дополнительно берем примерно 2 евро комиссии – все просто устроено», – объяснял в тот год Мазелла свою бизнес-модель в интервью «Ведомостям» и уточнял, что в России сервис бесплатный, потому что «сначала нужно создать себе место на рынке». В сентябре 2016 г. компания попыталась монетизировать услуги на одном из популярных маршрутов – между Екатеринбургом и Челябинском. С пассажиров взимали сбор в 20% от платы водителю, для автовладельцев сервис оставался бесплатным.

«Интерфакс» сообщал со ссылкой на Лазаренко, что до конца 2016 г. BlaBlaCar планирует распространить сбор на всей территории России. Но этого так и не произошло, а в феврале этого года компания отменила и сбор для поездок между Екатеринбургом и Челябинском. Произошло это где-то через неделю после того, как Mail.ru Group объявила о появлении российского конкурента – сервиса для поиска попутчиков BeepCar. Это был успешный эксперимент, показавший, что количество поездок не снизилось после введения сбора, объясняет PR-специалист российского подразделения компании BlaBlaCar Сергей Авакян-Ржевский: «Но любая монетизация влияет на рост. У нас нет задачи немедленно начать зарабатывать в России. Первоочередная цель – рост сообщества и развитие индустрии райдшеринга. В России мы пока не монетизированы, но выручки от западноевропейских стран нам достаточно для полноценного развития».

BlaBlaCar берет комиссию около 15% за каждую сделку, выручку и прибыль Мазелла не раскрывает. Во время раунда финансирования, состоявшегося в 2016 г., бизнес оценили в $1,5 млрд. Попутчикам BlaBlaCar 1 км обходится в 6–7 центов – сравните с $1–3 за 1 км у Uber, свидетельствуют аналитики. Мазелла подтверждает: «Деятельность BlaBlaCar не приводит к появлению профессиональных шоферов. Мы просто даем людям лучше использовать активы и существующий распорядок жизни».

Компания ведет бизнес в Европе, Индии, Бразилии и России. Последний рынок для нее самый быстрорастущий, так как здесь небольшой выбор общественного транспорта. Но он держится подальше от США, считая, что низкие цены на топливо, частые внутренние авиарейсы и растущие города не способствуют совместной эксплуатации автомобилей. Упор делается на тех, кто регулярно ездит из пригорода в город и обратно. Сегодня 80% французских работников используют для этого автомобиль, но загрузка автотранспорта – всего 1,08 человека на машину. У самого Мазеллы машины не было больше 10 лет.

Но недавно он завел небольшой Peugeot, чтобы возить семью. В мае BlaBlaCar запустил пробную версию BlaBlaLines – приложения, рассчитанного на более короткие расстояния – от 15 до 80 км. Компания тестирует два маршрута во Франции и в случае успеха распространит эту практику на всю страну. Французская технология – на коне. «За последнее десятилетие образ мыслей изменился, – считает Мазелла. – 10 лет назад основать свою компанию было весьма рискованной затеей. Сейчас это круто!».

rucompromat.com


Источник: “https://kompromat1.net/articles/64294-blablacar_ne_privodit_k_pojavleniju_professionaljnyh_shoferov”

Автор: Олег
Предыдущий материал

Миллиарды рублей на социологов и политконсультантов тратят власти Москвы

Следующий материал

ЦБ подтвердил заражение российских банков

Коментарии (0)