Меценаты-«отмывалы» из ABLV Эрнест Бернис и Олег Филь

Меценаты-«отмывалы» из ABLV Эрнест Бернис и Олег Филь

В латвийском банке испарился 1 млрд «грязных» российских денег.

Ликвидация ABLV банка, которая в одночасье разрушила имидж Латвии как «Швейцарии, только ближе», была, как выясняется, не совсем неожиданностью для совладельцев этого кредитного учреждения — Эрнеста Берниса и Олега Филя. Задолго до появления «убийственного» доклада американской службы мониторинга финансовых преступлений бенефициары ABLV начали выводить активы в подконтрольные компании, на родственников и доверенных лиц, а также создали специфический «благотворительный фонд», через который продолжали «отмывать» капиталы сомнительного происхождения.

По информации агентства Baltic News Network, на данный момент в ABLV банке заморожены без малого 100 млн — такова сумма вкладов и счетов, которые Служба финансовой разведки Латвии по известным лишь ей признакам сочла «подозрительными». В этой массе могут быть и криминальные деньги, однако большинство кредиторов, ставших заложниками ситуации, всё же не преступники, а добропорядочные бизнесмены, просто состоятельные люди, поверившие в широко разрекламированную надежность латвийской банковской системы. Самый известный, пожалуй, пример — российский эстрадный певец Филипп Киркоров, которого временная администрация банка публично «прессует» якобы за невыплату ипотечного кредита, умалчивая при этом, что у него в том же самом банке заблокирована солидная сумма. Заблокирована, отметим, без каких-либо законных оснований, без единого доказательства «сомнительности» происхождения средств — просто «по подозрению».

В схожей ситуации оказались тысячи других кредиторов ABLV, многие из которых не только утратили доступ к своим деньгам, но и стали фигурантами уголовных дел, высосанных, как говорится, из пальца. Полиция и служба финразведки Латвии, по словам влиятельного информационного портала Delfi, работают по принципу конвейера. Уголовные дела в отношении клиентов ABLV открываются по каким-то косвенным признакам, анонимным кляузам, «подозрительным» фото и сообщениям в соцсетях и т.д. При этом, как замечает Delfi, при расследовании дел, связанных с финансовыми преступлениями, в Латвии сегодня действует «презумпция вины». То есть, человеку нужно самому доказывать, что он не преступник, а правоохранительные органы и суд подумают, принимать им во внимание предоставленные доказательства, или нет.

У самих блюстителей финансовой нравственности нет ни ресурсов, ни достаточных компетенций для того, чтобы объективно расследовать нарушения, вменяемые кредиторам ABLV. Да они и не особо хотят этим заниматься, поскольку главной задачей в данном случае является не раскрытие преступлений, а демонстрация усердия в борьбе с нерезидентскими капиталами. Как отмечает латвийский сайт журналистских расследований «Пуаро», всё делается, в основном, для того, чтобы показательно отчитаться пред американским «большим братом». Напомним, что большая чистка в банковском секторе Латвии началась после того, как Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями США (FinCEN) обнародовала доклад о причастности ABLV к отмыванию «грязных» денег, преимущественно из России и стран СНГ. Доклад, который многие мировые эксперты называли политически мотивированным, поскольку опубликован он был на волне принятия антироссийских санкций.

Но интереснее другое. При том, что общий объем требований кредиторов к банку превышает 2 млрд евро, газеты Латвии обсуждают тему впечатляющую сумму выведенных (читай, украденных) из банка средств — 1 миллиард евро. Главными организаторами этой миллиардной аферы называются основные бенефициары ABLV Эрнест Бернис и Олег Филь. И, судя по всему, они, в отличие от своих обманутых вкладчиков, заранее знали о возможном крахе ABLV и давно готовились к такому повороту событий, успев «перекачать» деньги в личные бизнес-проекты. Но вот удивительно: опять же, в отличие от кредиторов, ни Бернис, ни Филь до сих пор не являются фигурантами уголовных дел!

Ранее СМИ сообщали, что в преддверии разгромного доклада FinCEN Эрнест Бернис учредил несколько «бухгалтерских» и «консалтинговых» фирм, объединенных позднее в группу Vincit Union. Эта группа сегодня позиционирует себя как легальная «прачечная», активно рекламируясь в русскоязычном сегменте интернета: смена резидентства бизнеса, открытие счетов на Кипре и в других странах ЕС, ну, и всё, что вы прочтёте между строк… Сколько денег из выведенного из банка миллиарда Бернис пропустил через свою структуру, остаётся только догадываться.

Олег Филь, в свою очередь, «предвидя» разоблачения FinCEN, с начала 2016 г. организовал передачу подконтрольных ему компаний в формальную собственность своей 68-летней матери — Надежды Филь. Если верить латвийском реестру юрлиц, эта дама сегодня может претендовать на звание самой богатой бабушки Латвии. Антикорррупционный портал «Хватит!» (лат. Pietek) сообщает, что две компании, владеющие дорогой недвижимостью — ООО «Nurmuižas Pils» и ООО «A Deglavnieks», — были подарены Надежде Филь горячо любимым сыном в феврале 2016 года и в декабре 2017 года соответственно. Кроме того, в собственность старушки перешли компании V32 и Mazais Dzirnezers, также принадлежавшие ранее Олегу Филю.

О примерной цене активов можно судить по тому хотя бы факту, что компания Nurmuižas Pils владеет одноименным замком Ливонского ордена XVI века, расположенным в древней Курляндии — ныне Талсинском районе Лауциенской волости. Помимо главного барского дома с музыкальным залом, белоснежными колоннами и богато украшенными каминами, усадебный комплекс включает в себя дом садовника и ещё три дома для прислуги, а также кузницу, конюшни, сарай для овец, коровник, теплицу и оранжерею. На территории разбит старинный замковый парк, с двумя прудами и каменный мостом…

Коммерческую недвижимость в Риге, принадлежащую компании A Deglavnieks — офисные и торговые центры, — сложно описать столь же романтично, однако доход она приносила такой, что хватило бы на содержание не одного замка. Однако, по данным латвийского госреестра, вскоре после публикаций в СМИ данных о смене собственника, предприятие было реорганизовано. И теперь «найти концы», ведущие к деньгам кредиторов ABLV банка, вряд ли удастся.

Есть, правда, ещё одна причина, по которой Олегу Филю было выгодно вести A Deglavnieks к ликвидации. С 2016 года к этой компании, равно как и к Nurmuižas Pils, проявляла активный интерес налоговая служба Латвии. Налоговики небезосновательно подозревали, что зарплаты своим сотрудникам господин Филь его мама платят, по большей части в конвертах. Например, если разделить сумму подоходного налога за 2017 год, выплаченного в бюджет компанией Nurmuižas Pils на количество заявленных сотрудников этой компании, то получится, что зарплаты составляли, в среднем, 260 евро в месяц — что даже для небогатой Латвии нонсенс.

Казалось бы, поднаторевший в деле всевозможных «оптимизаций» Филь, как и его партнёр Бернис, не должен допускать подобных ошибок. Но здесь, похоже, была пройдена та грань, за которой жулики начинают верить в абсолютную безнаказанность. Иначе трудно объяснить тот факт, что Эрнест Бернис, со своей стороны, организовал один из филиалов финансовой «прачечной» под вывеской благотворительного фонда.

Этим фондом совладелец банка ABLV очень гордился, и не упускал случая «пропиарить» его в СМИ. Фонд, поначалу носивший название ABLV Charitable Foundation, а после истории с FinCEN переименованный в Novum Riga, действительно сделал несколько заметных социальных инвестиций. На средства фонда были закуплены слуховые аппараты для 400 слабослышащих детей, отремонтирована скульптура «Глобус» в Юрмале, построена детская площадка возле Домского собора в Риге… Однако, как выяснили журналисты «Пуаро», траты фонда были несопоставимо меньше получаемых пожертвований. Благодаря такой «экономии», к концу 2017 года на счетах фонда скопилось более 10 млн евро, часть этих денег «благотворители» во главе с Бернисом благополучно инвестировали в ценные бумаги.

При этом оказалось, что основными жертвователями фонда выступали офшорные компании, упомянутые в отчете FinCEN — как связанные с криминалитетом Украины, Молдавии, России и других постсоветских стран. Это обстоятельство нисколько не смущало Эрнеста Берниса. Напротив, в своих публичных выступлениях он цинично подчеркивал такие преимущества благотворительного фонда перед банком, которые выдавали в фонде очередной канал отмывания «грязных» денег. А именно: в отличие от банка, благотворительный фонд не должен соблюдать требования законодательства о противодействии легализации, и, кроме того, «благотворительные» взносы могут совершаться анонимно.

В итоге, география корпоративных пожертвований в фонд Берниса Novum Riga состоит почти целиком из оффшорных территорий: фирмы-доноры зарегистрированы в Панаме, Белизе, Гонконге, на Британских Виргинских, Сейшельских, Маршалловых островах, а также на Кипре и в Великобритании. Число доноров-физлиц за время существования фонда около составило 400 человек, но на вопрос, готов ли он раскрыть имена этих благородных жертвователей, Эрнест Бернис отвечает отрицательно. «Во-первых, потому, что публичное раскрытие может быть запрещено контрактом. А во-вторых, за 12 лет у нас были тысячи доноров, и я не могу вспомнить каждого их них всех. У меня нет таких обязательств», — вальяжно поясняет владелец банка, из которого неведомым образом исчез 1 млрд евро.

При этом, повторим, ни Бернис, ни Филь на сегодняшний день не являются в Латвии подозреваемыми, на них не заведены уголовные дела, и, в лучшем случае, они отвечают на вопросы журналистов, а не следователей. Вся «презумпция вины» свалилась на головы кредиторов, чьи деньги заморожены в ABLV банке. Это на них теперь заводят уголовные дела, их таскают на допросы и одновременно «прессуют» по поводу взятых в банке кредитов. Причем особого рвения полиции, какого-либо прогресса в расследованиях не видит никто. Похоже, латвийские власти поняли, что американцы хотели от них всего лишь показательного процесса, а чтобы заручиться их дальнейшей благосклонностью, нужно сделать этот процесс бесконечным.

Автор: Олег

Похожие матриалы по тегу

Предыдущий материал

Эксперты при кабмине раскритиковали проект Роскомнадзора о блокировках

Следующий материал

Почти 50 тысяч жалоб на незаконную блокировку получил Роскомнадзор

Коментарии (0)