Инсайдер из сувенирной лавки: «Заказали матрешки с семьей Минниханова ему на день рождения».

Инсайдер из сувенирной лавки: «Заказали матрешки с семьей Минниханова ему на день рождения».
Инсайдер из сувенирной лавки: «Заказали матрешки с семьей Минниханова ему на день рождения».

Инсайдер из сувенирной лавки: «Заказали матрешки с семьей Минниханова ему на день рождения».

Об этом сообщает Times


О подарках для Минтимера Шаймиева, тяжелой судьбе местных ремесленников и последних днях погубленного самоизоляцией бизнеса.


«Приезжала Татьяна Прокофьева, ужаснулась, накупила всего, хотела помочь», — вспоминает героиня интервью, закат своего предприятия по производству и продаже сувениров. Теперь она вынуждена искать работу уборщицы, пока уникальные изделия из её магазина хранятся на складе. О том, сколько стоил её самый дорогой сувенир, почему важно показывать гостям Казани товары не только из Китая и как избирательно поддерживается туризм в Татарстане.


Героиня интервью начала заниматься продажей сувенирных изделий ещё в начале нулевых. Долгое время у неё был магазин в самом центре Казани, куда захаживали высокопоставленные чиновники и представители иностранных делегаций, включая даже госсекретаря США Хиллари Клинтон. Инсайдер стояла у истоков создания известных туристических брендов города и поставляла подарки по заказу аппарата президента РТ.


О философии сувенирного бизнеса «прославлять казанский край».


Я родилась в Прибалтике и в молодости очень много ездила по работе. И в каждом новом месте любила находить свою специфику, понимала, что мы все разные и национальный флер — это то богатство, которое надо сохранять.


Когда приезжала в Казань, все просили привезти подарки, сувениры, а тогда на рынке были представлены только какие-то тапочки, чайники — не имели они флера благородного национального сувенира.


У меня имелся костяк друзей из художников, химиков, конструкторов. И вот мы решили создать новую линейку сувениров. Как раз шла перестройка, Казань стала открытым городом. Объезжала все предприятия, разговаривала с инженерами — они рады оказались новой продукции. Это была такая волна энтузиазма и успеха. Идеи просто кипели в голове, это было так перспективно. Мы понимали: сколько существуют республика и Казанский край, столько станет и бизнес.


Сначала появились киоски в речном порту, на железнодорожном вокзале, в метро, когда оно открылось. В 2004 году, к 1000-летию Казани, образовали ООО.


Это совсем бизнесом не назовешь, мы просто купались в удовольствии. У нас была философия заложена, мы взялись прославлять именно Казанский край. Есть очень много устойчивых выражений со словом «казанский». Мы брали одно, посвящали ему несколько месяцев, делали новую линейку сувениров и выставку проводили. Казанское полотенце, казанская сирота, казанская узорная кожа и самый успешный — казанский кот. Мы поняли, что это «фишка» наша. Для декоративно-прикладного искусства самое то.


О том, как из-за коронавируса «все рухнуло»


Прошлый сезон оказался ужасным. 23 года мой бизнес существует, не было ни одного убыточного года, а 2019-й стал таким. И в прошлые новогодние праздники случались дни, когда ни один человек не заходил в магазин. Откуда госкомитет по туризму «рисует» цифры об увеличении турпотока? Ещё с позапрошлого года он начал падать, судя по моему бизнесу.


Не хватало на налоги, на аренду. А в марте вообще все рухнуло так, что врагу не пожелаешь, не думала, что такое вообще возможно. Полмесяца мы по нулям просидели и закрылись с долгами, поэтому никакая мера поддержки на нас не распространялась. Интересная государственная политика — один человек умирает, а другой неплохо работает, но хочет ещё лучше. Поддержку дают второму. Никаких доходов и накоплений у меня не было.


Кредиты кредитами не гасят. Это дикость и варварство. Как можно предлагать кредиты людям, которые голодают?


К арендодателю сразу подошла. Говорил: «Потерпи, прорвемся». Мы подали заявление о снятии с налогового учета, с марта по июль мы официально не работали. В августе разблокировали счета, открыли магазин. Арендодатель выставил счёт за весь период — 440 тыс. рублей.


Продажи шли хорошо, я в месяц покрывала два месяца аренды. И налоги закрыли, с поставщиками рассчитались. А в октябре арендодатель нам сказал за неделю закрыть все долги — оставалось больше 100 тысяч. Я говорила, что до Нового года точно расплачусь, а за неделю, конечно, нет. Расторг он договор, ещё и судиться намерен.


За три дня перевезла вещи в соседнее здание. Некоторые не погрузишь в «Газель», изделия дорогие. На груди, можно сказать, каждую картину, каждую вазу перенесла. Все равно хороший итальянский шкаф сломали, зеркало разбили, кукле Шурале щеку поцарапали.


В последний день работы приезжала Татьяна Прокофьева, бывший главный архитектор Казани, тоже ужаснулась этому. Накупила много всего на 30 тыс. рублей, хотела помочь. На эти деньги я сюда переехала.


О господдержке туризма и «китайских поделках»


Сейчас я на полном нуле. Часть продукции за полцены продала другим магазинам. Взяла потребительский кредит на себя в 3 раза больше моей пенсии, а зарплаты нет. Жду приставов, чтобы квартиру описывать. Я проживу как-нибудь, но город теряет многое. Госкомитет РТ по туризму отрекся от нас. Для них мы торгаши презренные. Почему-то ресторанам помогают, а как они относятся к туризму?


Писала обращение к президенту РТ. Пришел ответ от минтруда, там написано, что я являюсь ветераном труда и получаю 505 рублей на карту, есть в собственности квартира. Так что оснований для финансовой поддержки нет.


Власти города предложили площадки для нового магазина, но это все окраины — Дербышки, Кировский район, Авиастрой, хрущевки. Там только складироваться. А красивый товар нужно правильно продавать, необходимы места на туристических маршрутах. В других странах колоссальная поддержка государства народным промыслам. И обязательно спонсорство.


Оптовики поднимаются исключительно на китайской продукции, там ничего казанского нет. Даже на самых больших витринах. И у них устойчивое финансовое положение. А у нас себестоимость товара очень высока, на них совершенно заработать невозможно. Хотели платочки для бабушек делать. Там батист импортный, нитки — тоже. Дешевле 250 рублей себестоимость не получается, чтобы вышить. А китайские за 50 рублей можно купить.


То, чем мы занимаемся, бизнесом назвать нельзя. Мы просто находим таланты и пытаемся дать им зелёную улицу. Люди должны видеть эксклюзивные красивые вещи, а не только китайские поделки. А сейчас ими все завалено.


О Нереализованных мечтах о республиканской галерее и резиденции Кота Казанского


Ничего покупного у нас никогда не было, все делалось руками наших мастеров. Керамика, скульптура, дерево — все наше. Среди авторов много таких, кто работает только с нами. Люблю, когда трудятся профессионалы. Если это народный художник с опытом и хорошим образованием, даже когда он дурака валяет, делает шутливо какого-нибудь кота, все равно такая классная вещь получается.


Заказы бывают самыми разными. Первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву у нас заказывали картину, там на изготовление тубуса ушло больше времени, чем на само полотно. Из кожаной мозаики арабским шрифтом написано поздравление. Сумку дарили Сакине-ханум. Заказывали матрешки с изображением семьи Рустама Минниханова ему на день рождения.


Иннополис нам заказывал на какой-то конкурс матрешки с символикой города. Дикое было задание, но нашла мастера по коллажам. Покупатели остались очень довольны. Таких заказов появлялось очень много. Иногда отдавали дешевле, чем пришлось мастеру заплатить.


Был караван верблюдов из натуральной кожи с куклой в виде принца. 75 тыс. рублей стоила композиция — музейный уровень. Заходят три москвича, и один сразу подошел: «О, от этого я бы не отказался». Его друг подошел, и сразу в кассу. От этого мне так радостно. Подобные вещи должны так продаваться.


Самая дорогая вещь — шахматы из кости мамонта. За 120 тыс. рублей купила женщина.


Много раз мы обращались с инициативой создать республиканскую галерею народного творчества. Это стало бы такой «фишкой» туристической. На подобной галерее получилось бы показать все наше богатство и высокий уровень. Было дано поручение Минниханова о проработке данного вопроса, но все застопорилось, место не смогли найти. А ещё и пандемия.


Второй проект — создание резиденции Кота Казанского. Всеми одобренная. Но от слов до дела ничего у них не получилось. Побратались бы со всеми городами, у которых на гербе есть коты. Это был бы очень перспективный проект.


В профессию идут очень мало. В лучшем случае дизайнерами, строителями. Сложно прожить на это, помощь нужна, если выжить хотят.


О титулованных мастерах, которые «страшно пьют»


Мастера такие, что на руках носить надо. Конечно, характер у них трудный. Столько смертей и трагедий жизненных среди мастеров…


Один два года назад покончил жизнь самоубийством. Когда-то он оживил заброшенную керамическую фабрику. Не потянул кредиты и повесился прямо на рабочем месте. Другой с 11-го этажа сбросился в день рождения, третий сидит.


Приходили к одному художнику хорошему. Договорились купить у него авторские права на картину, сумму назвали, уходим, говорит: «10 рублей дайте». Я не поняла сначала, а он купил на них боярышник. Возвращаемся к нему, он никакой. Вскоре умер.


Пьют они страшно, особенно когда без работы. В это лето столько ко мне приходило титулованных людей, известных художников, просили денег на хлеб. Люди не выживают. Это их профессия, им надо реализовывать свои идеи. И мы им помогали.


Мне так жалко, что мы их губим. Я их поддерживала, а теперь чувствую себя предателем просто. У меня остались долги перед ними колоссальные.

Источник: Политика и экономика

Автор:

Tags

Похожие матриалы по тегу

Предыдущий материал

Суд вернул государству Запорожский титаново-магниевый комбинат Фирташа

Следующий материал

Под «лупой»: от губернатора до генерала

Коментарии (0)