«Артдокфестом» по Ташкенту

«Артдокфестом» по Ташкенту

С 6 по 10 января 2021 года Международный фестиваль документального кино «Артдокфест» впервые провел выездную сессию в ташкентском Центре документальной фотографии «139 Documentary Center». Всего в рамках сессии было показано десять фильмов-призеров фестивалей 2019-2020 годов. Кроме того, прошли мастер-классы, лекции и дискуссии с участием руководства фестиваля, посвященные современным документальным фильмам, а также особенностям процесса их создания в разных странах мира. Корреспондент «Ферганы» побывал на этих уникальных для Ташкента мероприятиях и пообщался с её участниками.

Об этом сообщает THE Лядов

За пять дней выездной сессии фестиваля «Артдокфест» многочисленные ташкентские любители документального кино и документалисты-профессионалы посмотрели фильмы: «Акция» Алексея Суховея, «Где Матрена?» Елены Ласкари, «Мальчик» Виталия Акимова, «Переходный возраст» Елены Кондратьевой, «Святое место» Сергея Козьмина, «Секретарь по идеологии» Юрия Пивоварова, «Уездный город Е» Дмитрия Боголюбова, «Чермет» Николая Викторова, «Я счастлива» Милы Некрасовой и Насти Коркия и «В лучах Солнца» Виталия Манского.

Популяризация документального кино в Ташкенте — миф или реальность?

В интервью «Фергане» Тимур Карпов, директор и куратор Центра документальной фотографии «139 Documentary Center», открывшегося в Ташкенте в феврале 2020 года, рассказал о том, как была организована встреча с именитыми гостями, и о процессе развития документального кино в Узбекистане.

— Как тебе вообще удалось организовать в нашем городе подобную сессию столь известного фестиваля?

Тимур Карпов

— Впервые возможность проведения такой встречи мы с президентом фестиваля Виталием Манским обсуждали в Москве года три назад. А два года назад сюда приехал представитель фестиваля, с которым мы пытались договориться о показах в театре «Ильхом». Но на тот момент у «Ильхома» был очень непростой период, поэтому у нас ничего не получилось. И вот в начале весны прошлого года Виталий, с которым мы поддерживали тесную связь, сообщил, что у них появилась возможность приехать за счёт средств из их бюджета. Но тут началась пандемия коронавируса, поэтому встреча в Ташкентt вновь отложилась. И вот только сейчас им удалось приехать.

— Насколько я понял, всего приехало пять человек?

— Да, президент фестиваля Виталий Манский, программный директор Виктория Белопольская, координатор Кристина Иванникова и два режиссёра — Николай Викторов и Елена Кондратьева.

— Как ты оцениваешь перспективы узбекистанских режиссёров? Есть ли у нас достойные авторы?

— Именно в документалистике я таковых не вижу. Хотя есть, на мой взгляд, достаточно яркий автор Денис Семенов, который сейчас очень активно представляет свои фильмы на различных международных фестивалях. Он делает, в основном, анимацию и короткометражные игровые фильмы. И он занимался дистрибьютерством фильма Руслана Фокса «УзРок», который пару лет назад был показан на фестивале «Артдокфест» в Москве. Как говорил Виталий Манский, за много лет это был чуть ли единственный фильм из Узбекистана, который они увидели.

— Может быть, авторы есть, но ты о них просто не знаешь?

— Как-то мне они не попадаются — я не вижу и не слышу их нигде, ну, разве что, за исключением моих родителей (Олега Карпова и Умиды Ахмедовой. — Прим. авт.), ну и каких-то официозных авторов. Я говорю о молодых, современных режиссёрах. Я знаю, что Зульфикар Мусаков со своей дочерью Машей сейчас открыли школу документального кино, и они большие молодцы. Так что теперь я с большим нетерпением жду появления молодых, перспективных авторов — сколько бы там ни было студентов, но один-два фильма на сто процентов оттуда выйдут.

— Но ведь при этом у нас есть такие мастодонты, как Шухрат Махмудов и Джасур Исхаков…

— Я понимаю, но где я могу посмотреть их работы, тем более что телевизор не смотрю?

— Ну, их фильмы, в частности, Исхакова показывались в кинотеатре «Панорамном». Правда, это было лет десять назад.

— Вот именно — десять лет назад! И тем более, это делали, как ты правильно сказал, мастодонты — люди предыдущего поколения. Не забывай, что у нас нарушена преемственность, связь поколений: мы не знаем о ветеранах документального кино почти ничего, и молодые по большому счету как-то сами по себе варятся. И наш Центр ориентирован на следующее поколение людей. Наша аудитория — из «Инстаграмма» и «Тик Тока». То есть, нам интересней работать именно с молодыми авторами.

— Какова, на твой взгляд, главная цель прошедшей выездной сессии фестиваля «Артдокфест?

— Я не могу сказать что-либо конкретное об их цели, но своим действием, тем, что сюда приехали, они действительно очень сильно вдохновляют на творчество — и меня, и других ребят. У нас сейчас здесь каждый день аншлаг — зрители даже стоят в проходах и за рядами! Я знаю многих фотографов-документалистов, которые к нам в рамках сессии приходят и теперь хотят снимать уже и кино. Вообще, документальное кино по всему миру сейчас находится на некоем подъёме, оно очень популярно. И в наше время интернета, когда информация распространяется очень быстро, безусловно здесь есть люди, которые все это видят, слышат и тоже хотят что-то начать делать. Другое дело, что не у всех есть знания, ресурсы, площадки, понимание того, как работает эта индустрия. Поэтому Школа документального кино — это супер, наши нынешние показы — тоже супер, потому что мы на уровне гражданских инициатив это искусство популяризируем.

Зрители на просмотре фильмов

— А не было ли каких-либо препон в проведении данной сессии со стороны местных властей?

— Препон, слава богу, нет. Я надеюсь, они просто понимают, что мы не делаем ничего плохого, страшного. И если это не происходит, значит, действительно есть какие-то перемены в лучшую сторону.

Как в Северной Корее?

Все кинопоказы и встречи в рамках ташкентской сессии фестиваля «Артдокфест» были для ташкентского зрителя, безусловно, весьма интересны. Но наиболее острая дискуссия, с точки зрения автора этих строк, разгорелась в последний день фестиваля — после показа фильма Виталия Манского о жизни в Северной Корее — «В лучах Солнца». Это был единственный фильм, снятый, в отличие от других картин сессии, не в последние год-два, а пять лет назад, причём при тесном сотрудничестве пяти стран: Латвии, Чехии, России, Германии и КНДР.

По словам самого режиссёра, это фильм «о жизни восьмилетней школьницы Зин Ми в Пхеньяне, снятый по сценарию, написанному северокорейскими товарищами». Чем живёт самая закрытая страна в мире, как проходят будни её жителей — эта тема показалась интересной абсолютно всем собравшимся. Да и не только им — картина с огромным успехом прошла в ряде стран мира.

На вопрос одного из зрителей, заданный в ходе дискуссии, «если сказать в двух словах, о чём же этот фильм?», Манский сказал: «Свобода — это самое хрупкое понятие на свете. Если слегка надавить сверху или снизу, она рассыплется. Так вот фильм как раз о свободе, которой лишены все жители Северной Кореи — уже по факту своего рождения».

Кроме всего прочего, отвечая на вопросы зрителей, режиссёр поведал о некоторых деталях проживания в этой стране. В частности, как выяснилось, в КНДР отсутствуют товарно-денежные отношения: никто ничего не может купить в магазинах, а все товары народного потребления жители получают строго по специальному табелю. Помимо неизмеримого никакими единицами культа личности «хозяина» страны (того самого Солнца), очень многое в Северной Корее люди делают по одному лишь хлопку ладони. И если однажды раздастся хлопок, повелевающий отдать жизнь за родину, моментально и добровольно погибнет все население страны, включая детей.

При этом в детских учреждениях напрочь отсутствует отопление, дети мерзнут, но для съёмки в рамках фильма урока в средней школе всем приказали снять верхнюю одежду, и указание было выполнено беспрекословно.

«Ну это же прямо как у нас в Узбекистане! – воскликнула при этих словах Манского одна из зрительниц. – Когда высокое начальство в сопровождении видеокамер заходит в ледяные классы сельских школ, всем детям приказывают снять куртки и пальто!»

«Это у нас-то как у них?» – указывая пальцем на экран, с криком парировала другая зрительница. Тут же с мест вскочили и несколько других зрителей и начали выкрикивать: «Да, то же самое!»

На что Манский категорически заявил, что нет, в Узбекистане и даже беднейшей стране мира Зимбабве все далеко не так, как в Северной Корее, потому что «вы в любой момент можете уехать из своей страны, даже в соседний Казахстан, а вот северокорейцы этого сделать не могут — ни при каких обстоятельствах. Хотя подавляющее большинство из них такое положение вещей вполне устраивает».

* * *

Виталий Манский в Ташкенте

После окончания дискуссии Виталий Манский ответил на несколько вопросов «Ферганы». Собственно, это были почти те же вопросы, ранее заданные Тимуру Карпову: известно ли что-либо режиссёру о состоянии дел в документальном кино Узбекистана, и какова цель, сверхзадача приезда делегации фестиваля в эту республику?

— Мы очень мало, очень редко получаем фильмы из Узбекистана, хотя перед приездом сюда дважды показывали в своих программах узбекские фильмы. Например, в позапрошлом году мы показывали фильм о вашей рок-музыке «УзРок». Кроме того, наш фестиваль проводит питчинг проектов, то есть мы стараемся помочь проектам, в том числе из стран Центрально-азиатского региона, в поисках европейской копродукции. Это та часть фестиваля, которая базируется в Риге. Так, в прошлом году у нас были отобраны два проекта из Узбекистана, — рассказал Манский.

— Наша сверхзадача при посещении Узбекистана: мы хотим, чтобы те режиссёры, которые снимают кино, могли расширить свою аудиторию. У нас общее прошлое, и мы хотим, чтобы эти режиссёры встречались, показывали фильмы, чтобы понимали, видели и чувствовали, как их фильмы работают на зрителя. Мы даём им возможность показать свои фильмы в России и хотим такую возможность предоставить и в Узбекистане, и в Германии, и в Польше, и в Киргизии.

И, конечно, мы хотим использовать подобные поездки для того, чтобы самим тоже более точно и объёмно представлять себе мир, в котором мы живем. Меня, например, очень интересует Узбекистан, мне очень интересно узнать, что здесь происходит, очень интересно повидаться с людьми — и с которыми я уже был знаком ранее, и с которыми знаком не был. И проверить, как то, о чём я думаю, работает на ту аудиторию, которую я не знаю. Поэтому мы в этих поездках получаем не меньше, чем зрители, которые приходят на наши фильмы.

Трейлер фильма Виталия Манского «В лучах Солнца»

Сид Янышев
Собираем средства на продолжение проекта! «Фергане» нужна поддержка читателей!


Источник: “https://fergana.agency/articles/121557/”

Автор:
Предыдущий материал

СМИ: Двух братьев уволили из ФСО после участия в акции протеста

Следующий материал

Приватбанк виграв справу щодо 250 АЗС у структур Коломойського

Коментарии (0)