Что тут за кнопки на руле? Как Райкконен возвращался в Формулу 1

Что тут за кнопки на руле? Как Райкконен возвращался в Формулу 1
Рикардо Пентеадо работал одним из ведущих инженеров Lotus в 2012 и 2013 году. Именно тогда за команду из Энстоуна выступал Кими Райкконен. Воспоминаниями об очень необычном опыте работы с чемпионом мира бразилец недавно поделился с Motorsport.com. По словам Пентеадо, ни до, ни после он не встречал в чемпионате мира столь удивительного отношения пилота к тому, чем он занимается.

«Мне потребовалось несколько гонок, чтобы просто понять его, – признался Пентеадо. – Редко встретишь таких людей. В человеческом плане он невероятно позитивный, подобное бывает нечасто.

Об этом сообщает Алексей Пивоваров

Ф1 подобна реактивному истребителю. Гонщик должен быть интегрирован в автомобиль, словно деталь конструкции. Знать функции каждой кнопки и направлять машину. Последнее удавалось Кими феноменально, на уровне интуиции.

У него словно были внутри приборы, позволявшие видеть трёхмерную картину, как бы абсурдно это не звучало. Это природный талант, способность представлять точное расположение машины на трассе и движение каждой её части: передка, задних колес. Проходя поворот, он точно знал, что сделал это быстрее, чем на прошлом круге, так как нажал на газ на тысячную долю секунды раньше».

Как известно, гении крайне редко отличаются простым характером. Болельщикам Формулы 1 хорошо известны детали яркой жизни Кими Райкконена за пределами трасс в недавнем прошлом. До того как стать примерным семьянином, финн не отказывал себе в простых радостях и не отличался особенным трудолюбием.

Вспоминая о первых впечатлениях от работы с Райкконеном, Пентеадо рассказал: «Дебютные тесты мы провели в тайне, это было в Валенсии ещё до подписания контракта. Кими даже не поехал на базу для подгонки сиденья и знакомства с машиной. Он появился сразу на трассе, не стал говорить ни с кем из нас и залез прямиком в кокпит.

Но ведь Формула 1 состоит не только в том, чтобы нажать кнопку, завести мотор и выехать на трассу. В тот момент я подумал: «Ну что же, он ведь должен спросить по радио своего инженера, какая программа работы и что ему делать». Но в эфире царило полное молчание. Тогда я попросил сказать ему о деталях картографии мотора. В ответ мы услышали: «Ничего не хочу знать об этом. Обсудим потом».

Кими остановил машину перед нашим гаражом. Я попросил, чтобы он выставил уровень масла. А он ответил: «Мужик, а это вообще что?». Подобное в дальнейшем не раз происходило и в гонках.

Подобных историй было множество. Нулевой уровень подготовки. Потом мы попросили его что-то изменить в настройках с помощью переключателей на руле. Но он просто понятия не имел, что это и где регулируется. Помню, тогда я здорово разозлился.

После квалификации Кими пришел в комнату для инженеров и сказал: «Ну ладно, объясните мне, что к чему на этом руле». И это было в Австралии! Не на тестах, не накануне тренировок Гран-при, а перед гонкой! Как могло получиться так, что до этого времени пилот не знал, как работает его руль? У меня подобное не укладывалось в голове. А для Кими такой подход был в порядке вещей. Но это нельзя назвать небрежностью или безразличием. Он просто ждёт, что ты сам расскажешь ему все, что важно».

Оценивая Райкконена, бразильский инженер выразил полную уверенность, что тому просто не повезло родиться слишком поздно. Стараниями таких пилотов, как Ники Лауда, Ален Прост и Михаэль Шумахер, Формула 1 заметно изменилась с того времени, когда талант позволял добиваться больших успехов без дополнительных усилий.

Отвечая на вопрос, по силам ли Кими было добиться множества титулов, выступай он на несколько десятилетий раньше, Пентеадо ответил: «Несомненно. Он был бы непобедим». При этом инженер добавил, что финн не просто не интересовался техническими решениями машины, но «скорее всего, просто не подозревал об их существовании».

Рикардо объяснил: «Мы должны были сходить за ним, привлечь его внимание и сказать: «Мы поставили вот сюда вот эту штуку. Она делает то-то и то-то». В противном случае он вообще ничего не замечал. И даже после наших объяснений у него уходило какое-то время, чтобы освоиться с новинкой. А ведь это был пилот, который до перехода к нам провел вовсе не пару гонок».

К моменту начала выступлений за Lotus Райкконен уже был чемпионом мира и победителем 18-ти Гран-при в составе McLaren и Ferrari. Правда, он на пару сезонов покинул Ф1, выступая в ралли и других гонках, включая NASCAR, но подход Кими даже к самым базовым вопросам все равно приводил инженеров в шок.

«Перед стартом в Мельбурне пилоты совершали прогревочный круг, – вспомнил инженер. – Всем известно, что на нём не стоит слишком нагружать мотор. Иначе он перегреется, и вы потеряете мощность в момент старта.

Кими так активно прогревал шины, пуская их в пробуксовку, что к моменту возвращения на решетку датчик температуры охлаждающей воды показывал 160 градусов. Чтобы сбить давление, мы открыли резервный клапан, но превышение уже было настолько экстремальным, что даже это не помогло вернуть мотор в нормальный режим.

В FIA увидели это и сообщили нам по радио, что давление в системе слишком велико. Мы не имели права подниматься выше 4,7 бар. Но мотор нагрелся настолько, что все наши усилия не позволяли сбить его ниже 6,5 бар. Никогда не видел такого.

В итоге Кими финишировал седьмым после боевой гонки [в которой стартовал 18-м]. Он заработал очки, но мне было очень сложно привыкнуть к работе с ним. А он только к десятой гонке запомнил, что меня зовут Рико».


Источник: “https://ukr-today.com/sport/437125-chto-tut-za-knopki-na-rule-kak-rajkkonen-vozvraschalsja-v-formulu-1.html”

Автор:
Предыдущий материал

Голос на виборах виставить кандидатів у мери у Києві та Львові — новини України

Следующий материал

Сирія відбила атаку ВПС Ізраїлю

Коментарии (0)