Cочинение «Синкретизм греческой мифологии»

Синкретизм греческой мифологии
13 Фев
2011

Миф в переводе с греческого – «слово». Это наиболее ранняя форма понимания окружающего мира и самого себя. Миф – это описание событий, которые нельзя понять с помощью обычной логики.

Возникновение мифологических представлений относится к очень ранней ступени развития человеческого общества. Зависимость человека этого времени от непонятных для него природных и общественных сил, его бессилие перед ними находили свое выражение в фантастических, мифологических представлениях о природе и о способах воздействия на нее. Миф – это коллективное бессознательное творчество по законам воображения.

Мифы в большинстве случаев представляют собой рассказы о происхождении тех или иных предметов, явлений природы, обычаев, установлений, наличие которых играет значительную роль в общественной жизни. Предметом мифа являются и небесные светила – солнце, луна, созвездия; миф повествует об их приходе на небо и о том, как создавалась их форма, направление движения и. т.д. Значительную роль во всех этих рассказах играют животные и мотивы превращения.

Человеку в первобытнообщинной формации являлись наиболее понятными и близкими именно общинно-родовые отношения, и поэтому самым убедительным для него разъяснением природы было объяснение с помощью родственных отношений – вот почему вся природа оказалась огромной родовой общиной, представители которой являлись живыми существами и находились в тех или иных родственных отношениях (объяснял незнакомое с помощью знакомого).

Периоды мифологии :

1) доолимпийские – основа античной мифологии, порожденная еще периодом матриархата (все окружающее человек мыслит движимым непонятными силами, земля – основа мифологии, источник и кормилец всего мира – хтонизм, фетишизм, анимизм). В развитом анимизме трансформация демона или бога приводит к антропоморфизму.

2) олимпийские – связанный с централизацией мифологии вокруг горы Олимп и переходом к строгому героизму (ранняя классика и поздний героизм). Один главный бог – Зевс. Появляются боги нового типа, женские божества получили новые функции в связи с эпохой патриархата. Остаются, правда, фетишистские элементы – волоокая Гера и т. д. Возрастает роль людей в мифах: Ахилл ругает Аполлона за укрывательство Гектора.

В период поздней классики миф теряет свое "священное" значение, высвобождаются заключенные в нем элементы научной мысли и художественного творчества. Мифология становится достоянием искусства.

Трилогия Эсхила «Орестейя» единственная целиком дошедшая до нас трилогия. Уже по своей драматической структуре "Орестея" гораздо сложнее прежних трагедий: в ней использован третий актер, введенный молодым соперником Эсхила Софоклом, и новое устройство сцены – с задней декорацией, изображающей дворец, и с проскением. Сюжет "Орестеи" – судьба потомков Атрея, над которыми тяготеет проклятие за ужасное преступление их предка. Атрей, враждовавший со своим братом Фиестом, убил его детей и угостил Фиеста их мясом.

В роду Атрея не прекращаются поэтому тяжелые преступления, порожденные демоном мщения Аластором: сын Атрея Агамемнон приносит в жертву богам свою дочь Ифигению, жена Агамемнона Клитеместра (или Клитемнестра) убивает своего мужа с помощью Эгисфа, оставшегося в живых сына Фиеста; сын Агамемнона Орест мстит за отца, убивая мать и Эгисфа. До Эсхила сказания эти уже неоднократно разрабатывались в греческой поэзии: о них упоминается в "Одиссее", они входили в состав киклической поэмы "Возвращения" (стр. 69); среди заглавий хоровых стихотворений Стесихора имеется "Орестея". Дельфийская религия, боровшаяся с институтом родовой мести, восприняла миф об Оресте, придав ему соответствующую концовку во славу дельфийского бога: после того как Орест убил свою мать, он был "очищен" Аполлоном; благодаря этому божественному вмешательству, родовое проклятие потеряло силу, и цепь преступлений оборвалась. Эсхил сохранил в "Орестее" проблему прекращения родовой мести, поставленную дельфийской" версией мифа, но разрешил ее по-новому, не удовлетворяясь дельфийским ритуальным "очищением".

Первая часть трилогии – "Агамемнон". Здесь изображается преступление Клитеместры. Действие трагедии происходит в Аргосе, перед дворцом Агамемнона, и начинается в тот момент, когда огни, зажженные на горных вершинах Греции, возвещают о падении Трои. Все искусство поэта направлено к тому, чтобы с самого начала трагедии создать настроение надвигающейся неотвратимой беды, и каждая новая радостная весть о возвращении Агамемнона вызывает нарастание тревоги. Двусмысленные речи и темные намеки Клитеместры предвещают недоброе, хор артосских старцев поет мрачные песни о мстительном божестве, о жертвоприношении Ифигении, победное ликование ‘переходит в скорбное и гневное изображение ужасов троянского похода, в котором эллинская рать погибала "ради чужой жены", из-за личной обиды Менелая и Агамемнона. Даже глашатай, сообщающий о приближении царя, явившийся в город как "добрый вестник", вынужден принести печальное известие о катастрофе, которая постигла на море значительную часть возвращающегося греческого флота.

Хор предается размышлениям о том, что преступление неизбежно порождает новые преступления, а Правда предпочитает светить в закопченных хижинах, отвращая взоры от осыпанных золотом чертогов, богачей. И как бы в ответ на эти мысли хора, являющегося здесь выразителем убеждений самого Эсхила, Агамемнон въезжает на победной колеснице и, словно восточный царь, торжественно вступает в дом по пурпурному ковру – навстречу своей судьбе. Зловещая атмосфера достигает наибольшей напряженности в сцене видения пленной троянской пророчицы Кассандры: перед ее очами проходит и старинное злодеяние Атрея и подготовляющееся в стенах дома убийство Агамемнона, которого жена убьет в бане ударом топора, и ее собственная гибель от руки той же Клитеместры.

Наконец, изнутри дома раздается предсмертный крик, Агамемнона. Отныне Клитеместра и ее возлюбленный Эгисф будут царить в Аргосе, но хор отказывает им в признании, угрожая грядущим мстителем Орестом. Этим кончается первая часть трилогии. Идея наследственного проклятия сохранена здесь в полной силе, но проклятие, как всегда у Эсхила, действует через сознательную волю людей. Властный образ Клитеместры, мстящей мужу за убитую дочь и желающей доставить царство своему возлюбленному, подан чрезвычайно ярко; четко очерчены и другие действующие, лица, даже второстепенные.

Вторая драма трилогии – "Xоэфоры" ("Приносительницы возлияний"). Выросший на чужбине Орест возвращается в Аргос, чтобы отомстить, по повелению оракула Аполлона, за смерть Агамемнона. Возникает моральный конфликт: долг мести за отца требует нового ужасного преступления, убийства матери. Начало трагедии развертывается у могилы Агамемнона: там Орест встречает свою горюющую сестру Электру и хор рабынь; их послала Клитеместра совершить возлияние у могилы, так как была испугана мрачным сновидением. Происходит сцена "узнания"; Электра признает в чужеземце своего брата. Встреча с сестрой, плач и заклинания над могилой отца, сообщение о сне Клитеместры – все это укрепляет решимость Ореста. Проникнув во дворец под видом странника, сообщающего о смерти Ореста, он убивает сперва Эгисфа, а затем Клитеместру.

Воля Аполлона выполнена, но после убийства матери Ореста охватывает безумие, и он убегает, преследуемый Эриниями (богинями мщения).Заключительная трагедия – "Эвмениды" изображает борьбу богов вокруг Ореста. Эринии, "старые богини", сталкиваются здесь с "младшими богами", Афиной и Аполлоном. Как уже было сказано, Эсхил отвергает дельфийский вариант мифа, согласно которому Аполлон "очистил" Ореста и тем спас его. Заступничество Аполлона оказывается у Эсхила недостаточным; первая часть трагедии изображает Эриний, грозящих Оресту в самом дельфийском святилище. Затем действие переносится в Афины. Обе стороны обращаются к богине Афине.

Но в то время как Эринии, воплощающие родовой принцип кровной мести, требуют безусловного отмщения за убийство, без всякого разбора дела, Афина, покровительница демократической государственности, ставит вопрос о мотивах убийства и считает необходимым судебное разбирательство. Она учреждает суд присяжных, в состав которого входят лучшие афинские граждане, и сама на этом суде председательствует. Эринии обвиняют Ореста, Аполлон выступает в качестве его защитника. Судебный спор представлен Эсхилом как борьба между принципами отцовского и материнского права.

Орест ссылается на то, что Клитеместра совершила двойное злодеяние, убив своего супруга и вместе с тем его отца. Почему же Эринии преследуют его, а не ее, гораздо более виновную? Ответ поразителен: "с мужем, ею убитым, она в кровном родстве не была". Убийство человека, не состоящего в кровном родстве, даже когда он – муж убившей его женщины, может быть искуплено, оно Эриний нисколько не касается; их дело – преследовать убийства лишь среди родственников по крови, и тут, по материнскому праву, тягчайшим и ничем не искупимым является убийство матери".

Аполлон, возражая Эриниям, подчеркивает значение родства по отцовской линии и святость брачных уз. Голоса судей разделились поровну, причем Афина подала свой голос за оправдание Ореста. Орест, таким образом, оправдан; Афина превращает установленную ею судебную коллегию ("ареопаг") в постоянное судилище по делам о пролитой крови, а в честь Эриний учреждается в Афинах культ, и древние богини материнского права будут отныне почитаться под именем, "Эвменид", "благосклонных богинь", подательниц плодородия. "Отцовское право одержало победу над материнским, "боги младшего поколения", как называют их сами Эринии, побеждают Эриний, и в конце концов последние тоже соглашаются занять новый пост на службе новому порядку вещей".

Кроме того, с учреждением ареопага отменяется кровная месть, и конец ей кладет не религиозное очищение, которого требовала дельфийская религия, а организация суда. Как и в других произведениях Эсхила, исторически прогрессивные начала торжествуют, и трагедия, а с ней и вся трилогия, заканчивается прославлением Афин и возгласами ликования. Драма сатиров "Протей" – на тему о приключениях Менелая в его странствиях – не сохранилась.

Насыщенная драматическим движением и яркими образами, "Орестея" чрезвычайно богата также и идейным содержанием. Трилогия эта чрезвычайно важна для уяснения мировоззрения Эсхила. Поэт эпохи роста афинской демократии, Эсхил убежден в осмысленности и благости миропорядка. Устами хора в "Агамемноне" он полемизирует против представления, будто счастье и несчастье механически чередуются в жизни людей и провозглашает незыблемость закона справедливого возмездия. Страдание представляется ему одним из орудий справедливого управления миром: "страданием приобретается познание". Ясно выражены в "Орестее" и политические взгляды Эсхила. Он возвеличивает ареопаг, старинное аристократическое учреждение, вокруг функций которого в эти годы развертывалась политическая борьба, и считает "безвластие" не менее опасным, чем деспотизм.

Эсхил занимает, таким образом, консервативную позицию по отношению к демократическим реформам, проводившимся группой Перикла, но консерватизм его обращен также и против тех сторон афинской демократии, которые являются ее изнанкой. Власть денег, бесчеловечное отношение к рабам, захватнические войны – все это встречает безусловное осуждение со стороны художника, суровое миросозерцание которого основано на глубоком сочувствии к человеческому страданию.

  • Просмотры: 1230