Cочинение «Ранний период английской литературы XVIII века»

Для раннего периода английской литературы XVIII в. особенно характерны такие романы, как «Робинзон Крузо» Дефо (1719) и «Путешествия Гулливера» Свифта (1726), поэтическое творчество А. Попа и просветительско-журналистская деятельность Стиля и Аддисона. Джозеф Аддисон (1672—1719), сторонник буржуазной партии вигов, автор классицистской трагедии «Катон» (1713), и Ричард Стиль, автор нескольких нравоучительных комедий, издавали первые английские журналы, положившие начало западноевропейской журналистике. 

Первым журналом был «Болтун» Стиля, издававшийся с 1709 г. Стиль выступил в нем под псевдонимом Исаака Бикерстафа, заимствованным у Свифта. Вскоре к Стилю присоединился его друг Аддисон, и журнал издавался ими до 1711 г., пользуясь у лондонцев значительным успехом. В дальнейшем журнал неоднократно менял названия: «Зритель» (1711—1712), «Опекун» (1713), «Англичанин» (1714). В каждом номере, выходившем обычно раза три-четыре в неделю, помещались одна большая статья-эссе и несколько мелких заметок и объявлений. 

Аддисон и Стиль знакомили читателей с вымышленными издателями журнала и авторами очерков, придавая их образам известные типические черты. В качестве издателей «Болтуна» фигурировали астролог и ученый Исаак Бикерстаф и его младшая сестра Дженни Дистаф. Особенно большой круг авторов появился у «Зрителя», хотя это были все те же Стиль и Аддисон. Здесь действовал целый «клуб», добровольно снабжавший читателей новостями и состоявший из нескольких членов: добродушного чудака сквайра Роджера Коверли, богатого купца Эндрью Фрипорта, отставного военного капитана Сентри, молодого щеголя Уилли Хоникома и некоторых других, выступавших эпизодически. Вводя эти. образы вымышленных авторов (из которых особенно удался обаятельный сэр Коверли), подлинные авторы журнала хотели отразить в миниатюре все английское «общество», точнее, его привилегированные слои; при этом ярый виг Д. Аддисон, прославлявший в «Катоне» гражданские доблести и непримиримую принципиальность, здесь, наоборот, рисовал довольно идиллические отношения между представителями различных партий и группировок, приоткрывая этим завесу над компромиссным характером английского общественного строя, над фактической солидарностью дворянства и богатой буржуазии. Создавая образы авторов-рассказчиков, а иногда рассказывая и их личные истории, Аддисон и Стиль много сделали для становления английского романа XVIII в. 

Аддисон и Стиль привлекали к участию в своих журналах и других сотрудников (например, А. Попа), печатали и подлинные письма читателей, и рекламные объявления, но основу журнала всегда составляли их собственные статьи-эссе. Эти очерки носили крайне разнообразный и внешне бессистемный характер, но общими чертами их оставались добродушный юмор и несколько завуалированная дидактичность. Журналисты писали о модах и разных интересных житейских фактах, о событиях светской хроники, балах и маскарадах; они также посвящали свои статьи проблемам философии и литературы, воспитанию детей и нравственным вопросам. 

Стилю лучше удавались очерки о людях, Аддисону — теоретические рассуждения. Сделавший блестящую политическую карьеру (он был в 1708 г. министром по делам колоний в правительстве вигов, а позднее — государственным секретарем), Аддисон всячески подчеркивал свое уважение к политическим институтам Англии, к ее религии и общественному строю. Буржуазные принципы Аддисона особенно ярко выражены в третьем номере «Зрителя», где он рассказывает сон, который якобы ему приснился. На самом деле это аллегория, изображающая могущество капитала и процветание страны, где властвуют деньги. На золотом троне восседает прекрасная дева, имя которой Кредит, вокруг нее лежат груды золота, на стене начертана Великая хартия вольностей. Но в зал врывается «молодой человек 22-х лет», который ведет с собой Анархию, Атеизм и Суеверие. Кредит падает без чувств, в стране начинаются разруха и оскудение. Аддисон имеет в виду претендента на английский престол, младшего брата королевы Анны, Джеймса Стюарта, вторжения которого в Англию с нетерпением ждали тори и особенно якобиты, сторонники Стюартов. 

Однако страну спасает принц Георг Ганноверский, за которым следуют Свобода и Монархия, Умеренность и Религия. Эта политическая аллегория предостерегала читателей от возможной реставрации Стюартов и агитировала за Георга Ганноверского, их дальнего родственника и будущего короля Англии, ставленника партии вигов. Буржуазная конституционная монархия, представленная как невероятный союз Монархии и Свободы, и англиканская церковь, равно противопоставленная и Суеверию (католичеству) и Атеизму, — таковы идеалы вига Аддисона. 

Аддисон был одним из зачинателей английской литературной критики, которая широко представлена в его журналах. Так, 16 номеров «Зрителя» (выходившего ежедневно) было занято его статьями, посвященными творчеству Мильтона. Знаменитая поэма «Потерянный рай» (1667) рассматривается Аддисоном как эпическая поэма и сопоставляется с «Илиадой» Гомера. Аддисон сумел показать своим современникам великолепные достоинства этой поэмы. 

Эстетика Аддисона, как и его собственная трагедия «Катон», носит классицистский характер; но в то же время в ряде своих статей он выходит за рамки классицизма: очень высоко ценит Шекспира, допускает наличие фантастики в литературном произведении (ссылаясь опять же на Шекспира с его «благородной необузданностью воображения») и уделяет значительное внимание народному творчеству. В двух номерах «Зрителя» разобрана старинная народная баллада «Чевиотская охота». 

Среди очерков, написанных Ричардом Стилем, особого внимания заслуживает «История Александра Селькирка», опубликованная в 26-м номере журнала «Англичанин» (1713). Эта подлинная история матроса, высаженного рассерженным капитаном на необитаемый остров и проведшего там более четырех лет, легла в основу знаменитой «Истории жизни и приключений Робинзона Крузо» Даниэля Дефо. 

Как было отмечено, журналы Аддисона и Стиля неоднократно меняли свои заглавия. Был, например, даже журнал «Любовник», где вымышленным автором статей выступал влюбленный мечтатель и чудак, напоминающий Дон Кихота, и где Стиль намеревался поместить серию любовных романов. Но этот журнал выходил нерегулярно и просуществовал всего три месяца. Широкая волна подражаний знаменитым журналам Аддисона и Стиля прошла по Англии; новый вид литературного творчества понравился читателям. «Шептун», «Ворчун», «Брюзга или Диоген», «Болтунья», «Попугай», «Всеобщий зритель», даже «Москвитянин» — таковы только некоторые заглавия журналов, издававшихся в первой трети XVIII в. в Англии самыми различными деятелями, талантливыми и бездарными, тори и вигами, знаменитыми и безымянными. В числе издателей журналов выступили и поэт А. Поп, и великий реалист Фильдинг, не говоря уже о Дефо, который практически был предшественником Стиля и Аддисона, издавая в начале века «Обозрение дел во Франции и остальной Европе», где речь шла, правда, завуалировано о вполне реальных английских делах. 

Пожалуй, ни один из английских журналов того времени не пользовался таким успехом и не был так насыщен ярким разнообразным материалом, как «Зритель». Недаром и в России, где в XVIII в. наблюдался расцвет журналистики, И. А. Крылов назвал свой сатирический журнал (1792) тоже «Зрителем». Ранняя английская журналистика стала настоящей колыбелью и источником английской художественной прозы XVIII в. 

Английская поэзия начала XVIII в. связана с именем Александра Попа (1688—1744). 

Сын богатого торговца полотном, очень болезненный человеку с детства страдавший костным туберкулезом (что часто становилось предметом открытых насмешек со стороны его литературных врагов), А. Поп вел жизнь кабинетного ученого, но по своей начитанности и эрудиции занимал одно из первых мест среди современников. 

Несмотря на свою замкнутость, он нашел единомышленников и вместе с ними основал литературный клуб (якобы возглавленный Мартином Скриблерусом). Это вымышленный персонаж; на самом деле в клуб входили: А. Поп, Д. Свифт, Д. Гей и Д. Арбетнот. Все они были выдающимися сатириками, сторонниками партии тори, ненавидевшими вигов за осуществляемую ими всеобщую коррупцию, врагами всесильного герцога Мальборо, возглавлявшего вигов. Они объединились для писания от имени Мартина Скриблеруса политических и литературных памфлетов. Душой этого кружка был сатирик Арбетнот, автор обширной сатирической «Истории Джона Булля» (1712). Эта серия политических памфлетов, обличавшая вигов и пропагандировавшая идеалы и действия тори, отличалась ядовитым остроумием (возможно, Арбетноту помогал в создании памфлетов Свифт) и утвердила в английской печати и литературе образ и имя Джона Булля, туповатого и упрямого, хотя и честного англичанина, как олицетворение английского государства.

  • Просмотры: 1119