Cочинение 2 «Возрождение во Франции»

Новым элементом в литературе Ренессанса является также изображение природы, которая уже не символизирует (как это было у Данте) душевные переживания поэта, не свидетельствует о благости божьей, а мила поэту своей реальной прелестью. Писатели Ренессанса, подобно современным им художникам-живописцам, стремятся изобразить пейзаж во всей его чувственной наглядности и пластической выразительности. Так, в XV в. гуманист Энеа-Сильвио Пикколомини упоминает «скалистые террасы, оттененные виноградом, круто спускающиеся к морскому берегу, где стоят между скалами вечно зеленеющие дубы, синие волнующиеся льняные поля, одинокие деревья и журчащие источники». Такое живописное изображение природы решительно отличается от изображения ее средневековыми писателями, для которых пейзаж играл только утилитарную роль — как описание места действия — и не имел самостоятельной художественной ценности. В повороте к такому восприятию природы немало помогли писатели античного мира, которые в высшей степени обладали умением видеть природу и наслаждаться ею. 

В целях широкого синтетического обобщения реализм Ренессанса нередко вводит в изображение действительности элементы фантастического «домысла» и пользуется необычной фабулой, рисующей чудесные капризы фортуны, неожиданные и необычайные обстоятельства. Такой фантастический элемент тоже является характерной чертой ренессансного реализма, причем очень часто эта фантастическая струя в поэзии и прозе Ренессанса имеет народное, фольклорное происхождение. Народная лирика и народная сказка широко оплодотворяли творчество крупнейших ренессансных писателей разных стран (от Петрарки и Боккаччо до Рабле и Шекспира). 

Особенностью и силой ренессансного искусства является его огромный положительный пафос. Даже плотская природа человека в ее низменных отправлениях рисуется в возвышенных чертах в силу отмеченного положительного пафоса ренессансного искусства. Великие писатели Возрождения создали целую галерею образов положительных героев, часто являющихся представителями народа (например, в драмах Лопе де Веги и Роберта Грина) или отражающих в своей судьбе трагическую участь народных масс, страстно ищущих выход из противоречий эпохи (например, в трагедиях Шекспира). Положительные герои даже при трагическом исходе их личной судьбы сохраняют уверенность в конечной победе своих идеалов. Такой оптимизм, порождаемый верой писателей силу человека и силу народа, является одной из характерных черт ренессансного реализма.

Несмотря на значительное разложение феодальной системы в Италии XIII—XIV вв. и на большие успехи ее раннего капиталистического развития, необходимо подчеркнуть, что это развитие происходило в тесном феодальном окружении и совершалось крайне неравномерно в различных областях страны. Наряду с богатыми торговыми республиками (Венеция, Генуя) и промышленными городами (Милан, Флоренция) в Италии был ряд областей с устойчивыми феодальными порядками (Папская область, Неаполитанское королевство). Ни одно из итальянских государств, даже наиболее передовых в социально-экономическом отношении, не могло добиться длительного преобладания над другими. Все итальянские города-коммуны жили самостоятельной жизнью и враждовали друг с другом. Экономическая и политическая раздробленность страны, типичная для феодальной эпохи, являлась препятствием плодотворному развитию капитализма, нуждающегося в обширном внутреннем рынке. 

Необходимость объединения страны, превращения ее в централизованное государство остро ощущалась всеми враждовавшими между собой в итальянских городах политическими партиями. Этого объединения добивалась в равной мере и дворянская партия гибеллинов, боровшаяся за объединение страны под иноземной властью германского императора, и торгово-ремесленная партия гвельфов — сторонница национальной власти, видевшая при существовавшем положении вещей желанного объединителя в лице папы. Многовековая борьба папства и империи получила, таким образом, своеобразное отражение в политической борьбе, кипевшей внутри итальянских городов; вопрос об отношении последних к папской и императорской власти являлся в XIII в. центральной проблемой итальянской политической жизни. 

Особенно остро и напряженно протекала политическая борьба в торгово-промышленной Флоренции — главном культурном центре Италии XII—XIV вв., на родине ее величайшего поэта Данте. Напряженность политической борьбы во Флоренции была обусловлена успехами ее раннего буржуазного развития, крайне обострявшими борьбу между гвельфами и гибеллинами. В основном флорентийская коммуна была гвельфской, но и гибеллины имели здесь в XIII в. много сторонников, они несколько раз захватывали власть, изгоняя гвельфских вождей из города. Это заставило гвельфов, когда они возвращались к власти с помощью папы, усиливать наступление на феодально-дворянские элементы и преследовать их суровыми законодательными мерами. Они издали в 1293 г. так называемые «Установления справедливости», закрепившие цеховой строй Флоренции и лишившие лиц дворянского происхождения политических прав. Гвельфы одержали над гибеллинами окончательную победу, и гибеллины во Флоренции больше к власти не возвращались. 

Несмотря на разгром гибеллинов, политическая идеология гибеллинизма продолжала оказывать значительное влияние на происходившую во Флоренции в конце XIII и в начале XIV в. политическую борьбу. Эта борьба развертывалась уже внутри гвельфской партии, разбившейся после разгрома гибеллинов на две фракции — Белых и Черных. Между Белыми и Черными гвельфами происходила не менее жестокая борьба, чем раньше между гвельфами и гибеллинами. Замечалось даже некоторое сходство политических лозунгов. Черные были за союз с папской курией, способствовавшей росту флорентийской торговли и банкового дела. Белые же, опасаясь как слишком быстрого роста банкирских домов и торговых компаний, так и развития народных движений, ориентировались не на папскую, а на императорскую власть. По существу, основным пунктом разногласий Белых и Черных был вопрос о темпах социально-экономического развития Флоренции. 

Хотя и Черные и Белые были по преимуществу буржуазными партиями, однако большую роль в обеих играло дворянство. Оно сумело обойти направленные против него запретительные законы флорентийской коммуны и приспособилось к цеховому строю Флоренции, записываясь в «старшие» цехи, представлявшие собой объединения богачей и предпринимателей и потому носившие в просторечии наименование «жирного народа». Если раньше «старшие» цехи одержали победу над феодалами при содействии «младших», чисто ремесленных цехов, именовавшихся «тощим народом», то теперь «старшие» цехи Флоренции вступают в союз с побежденным дворянством, ибо они боятся чрезмерного усиления «младших» цехов. Политический союз «жирного народа» с дворянством и являлся основой господства гвельфской партии — как Черных, так и Белых; последние склонялись, впрочем, к гибеллинизму. 

Все изложенные обстоятельства общественной жизни Флоренции теснейшим образом были связаны с жизнью и деятельностью Данте, который был не только поэтом, но и активным политическим деятелем Флоренции. Поэтическое творчество Данте развивалось в тесном взаимодействии с его политической деятельностью.

  • Просмотры: 841