«Божественная комедия» Данте Алигьери как памятник возлюбленной, силе любви

 

«Божественная комедия» великого Данте Алигьери, безусловно, выступает памятником трепетной силе любви и, непосредственно, известной возлюбленной автора Беатриче Портинари, в которую он был безответно влюблен. Виденная лишь несколько раз, она являлась для него идеалом, чем-то возвышенным, достойным преклонения.

Заложенный в «Божественную комедию» смысл очень многогранен: кроме воспевания любви к Беатриче, автор предостерегает людей от греховного искушения, чреватого дальнейшими мучениями в Аду, своеобразно призывая их к переустройству мира.  Реалистичность картин «Божественной комедии» заставляет читателя сочувствовать некрещеным младенцам за их «томления всем желаньем без надежды», самоубийцам, настрадавшимся при жизни. Наиболее глубокое сострадание вызывает рассказ Франчески, изображенной в пятой песни «Ада». Возлюбленные нашли друг друга, поздно, но обрели свое счастье, но, тем не менее, они обречены находиться в Аду. Данте уверяет, что любовь сильнее всех адских испытаний и чувство искреннее неистребимо. «Нет большего мученья, как о поре счастливой вспоминать в несчастье...». Франческа и Паоло являются таким же символом любви, победившей смерть, как Ромео и Джульетта. Сочувствие поэта к ним настолько безгранично, что он, забывшись, «пал без чувств, как падает мертвец».

Вступая в Ад, Данте растерян и смятен, но уверенности ему придают Вергилий и Беатриче, посланная Мадонной. То есть, опорой для поэта становится не только мудрый человек искусства, как символ знаний, но и, безусловно,  любовь. Над всем доминирует тема судьбы Данте. Именно ему открылись тайны, недоступные другим людям. Обожаемая Беатриче, преображается в мудрость, славно царящую в Раю. Герой сам судит пороки человечества, не скрывая своих истинных чувств и отношений.

Лейтмотив «Божественной комедии» — идея единения людей, их горячей  взаимной любви. Произведение Данте Алигьери является, скорее всего, единственным памятником поэзии, так запечатлевшим образ своего автора, и его светлую любовь.

«Божественная комедия» является воззванием не только к преобразованию жизненного строя, но и призывом не пасовать перед столь сильными одухотворенными чувствами, как любовь Данте и Беатриче:

Коль пламенею любовью горящей

Сверх меры той, что для земли годится,

И никнет взор твой пред силой клонящей,

Не удивляйся: этим лишь крепится

Могучесть зрения, с тем чтоб откровенно

К открытым благам высей устремиться.

Описания картин загробной жизни широко распространены в средневековом литературном наследии. Для своей фантастической поэмы Данте избрал знакомый всем сюжет, но «его» потусторонний мир, не похож ни на один из ранее описанных. Он не считается с видением предшественников. Поэт наделяет лишь двоих величайшим правом проникнуть в таинственную область вечного: Энея и апостола Павла. Сам он выступает третьим, удостоенным этой необычайной чести. И именно он, Данте Алигьери, посетив недоступные незримые царства, смог вынести людям свои бесценные скрижали, на которых автор смело изобличает преступления человечества и указывает путь к спасению. Глубокомысленую «Божественную комедию» называют не иначе, как «Божественной книгой». И это не дань емкому названию. Многозначительным эпитетом поэму наделяют восторженные поклонники, читатели пришедших поколений.

Произведение состоит из трех отдельных частей: «Ад», «Чистилище» и «Рай». Философский переход от зла –  к добру, от плохого – к хорошему. Из всех этих частей наибольшую популярность и почитание приобрел «Ад». А наименьшую, как показывает практика,— «Рай». Заботливый Данте и сам предупреждал большинство из прочитавших «Ад» и «Чистилище» на будущее: «Не читайте «Рай»! Пропадете в бескрайнем море непостижимого...». Данное предостережение объяснимо.  При всей мистичности «Комедии», на самом деле, потустороннее в ней не заслоняет земное. И проявляется эта особенность наиболее ярко именно в первой части. У преисподней неразрывная «связь с жизнью» налажена четко и гораздо крепче, чем у Чистилища и, тем более, у Рая. Мученики из Ада не озабочены богословскими вопросами. Их помыслы и переживания еще на земле с ее страстями и заботами, грешникам не безразлично, какую память они оставили о себе. Ведь душевные, нравственные страдания едва ли не страшнее безжалостного огненного дождя, ежесекундно их опаляющего. Именно в аду постигают высочайшую целесообразность мироустройства и горькую справедливость неизбежного и необходимого возмездия.

Божественным признан и слог комедии. Ведь писать о самом сокровенном, самом умном на родном языке, внимательно улавливая его основу и дух в пестрой необработанной разноголосице многочисленных местных диалектов, было, безусловно, не легко. Это требовало выдающейся творческой смелости, почти интуитивного, тонкого чутья. Потомки, впоследствии, будут особенно хвалить итальянский язык за присущее ему сладостное и нежное благозвучие. Несомненно, лишь гениальный творческий дар Данте Алигьери смог объединить все это в своей поистине «Божественной комедии».

  • Просмотры: 1171