Анализ стихотворения А.С. Пушкина «Я памятник воздвиг себе воздвиг нерукотворный…» (1836)

    Стихотворение А.С. Пушкина «Я памятник воздвиг себе нерукотворный…» (1836) представляет собой своеобразное поэтическое завещание поэта. По теме оно восходит к оде римского поэта Горация «К Мельпомене», откуда взят и его эпиграф. Интересно, что первый перевод этой оды был сделан М. В. Ломоносовым, затем ее основные мотивы развивал Г. Р. Державин в своем стихотворении «Памятник» (1796). Но все эти поэты, подводя итог творческой деятельности, различно оценивали свои поэтические заслуги и смысл творчества, по-разному формулировали свои права на бессмертие. Гораций считал себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи, Державин — за поэтическую искренность и гражданскую смелость.
    Лирический герой А.С. Пушкина также связывает свой «нерукотворный памятник», свою будущую посмертную славу с существованием поэзии:
    И славен буду я, доколь в подлунном мире
    Жив будет хоть один пиит.
    Он говорит о себе не только как о национальном русском поэте, оставившем след в памяти народной. Он уверен, что к его памятнику «не зарастет народная тропа». Поэт как бы очерчивает географические границы своей славы, пророчески предсказывает, что его поэзия станет достоянием всех народов России:
    Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
    И назовет меня всяк сущий в ней язык,
    И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
    Тунгус, и друг степей калмык.
    Больше того, в этом стихотворении лирический герой, с ясным осознанием своего права, выражает надежды на бессмертие:
    Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
    Мой прах переживет и тленья убежит...
    В четвертой, самой важной, на мой взгляд, строфе, Пушкин дает точную оценку идейного смысла своего творчества. Он утверждает, что право на всенародную любовь заслужил гуманностью своей поэзии, тем, что своей лирой он пробуждал «чувства добрые». Поэтому невольно вспоминаются слова В. Г. Белинского, сказанные всего через десять лет после написания Пушкиным стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»: «Общий колорит поэзии Пушкина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».
    В этой же строфе Пушкин подчеркивает, что вся его поэзия была проникнута вольнолюбивыми настроениями, духом свободы, восславлять которую в «жестокий век» николаевского режима было неимоверно трудной и не всегда безопасной задачей. Неслучайно здесь же говорится о милосердии «к падшим», т. е., вероятнее всего, о своих тщетных попытках добиться у Николая I освобождения сосланных в Сибирь декабристов.
    Концовка стихотворения представляет собой традиционное обращение поэта к Музе. По мнению Пушкина, Муза должна быть «послушна» только «веленью Божию», то есть голосу внутренней совести, голосу правды. Она должна следовать собственному высокому предназначению, не обращая внимания на «хвалу и клевету» невежественных глупцов.
    Интересно, что тема одиночества поэта среди светской толпы, «черни» - важная тема в творчестве Пушкина. Она поднималась им и ранее в целом ряде стихотворений. Так, в стихотворении «Поэту» (1830) Пушкин писал:
    Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
    Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.
    И это чувство личного достоинства, гордого самоутверждения нашло свое полное воплощение в торжественно-величавых заключительных строках «Памятника»:
    Веленью Божию, о муза, будь послушна,
    Обиды не страшась, не требуя венца,
    Хвалу и клевету приемли равнодушно
    И не оспоривай глупца.
    Стихотворение богато средствами художественной выразительности. В частности, здесь довольно много эпитетов: «заветная лира», «Русь великая», «друг степей калмык», «подлунный мир». Кроме того, произведение насыщено метафорами: «душа в заветной лире», «душа мой прах переживет и тленья убежит» и другие. Есть здесь и олицетворения: «хвалу и клевету приемли равнодушно И не оспоривай глупца». Также в стихотворении присутствует гипербола: «и славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит»; метонимия: «и назовет меня всяк сущий в ней язык», «слух обо мне пройдет по всей Руси великой».
    Из синтаксических средств выразительности можно выделить многосоюзие: «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык, И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус, и друг степей калмык»; обращение («о, муза»).
    Произведение обладает перекрестной рифмовкой, делится на четверостишия (катрены), в которых чередуются мужская и женская рифма (послушна – венца).
    Таким образом, стихотворение «Я памятник воздвиг себе нерукотворный…» представляет собой образец зрелой лирики поэта, в которой он выражает отношение к проблеме поэта и поэзии, а также к собственному творчеству, к собственной творческой судьбе.

  • Просмотры: 3153