Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина «Премудрый пискарь»

    Великий сатирик писал свои произведения с помошью «эзопова языка». Известно, что народные сказки дают образцы общедоступных и убедительнейших иносказаний. Можно утверждать, что сказка – школа эзопова языка, созданная самим народом. Салтыков-Щедрин, хорошо знавший русский фольклор, воспользовался приемами, которые открывались ему в народной сказке. На их основе он и сам создал шедевры в этом жанре словесности.

    В своих «Сказках» писатель преследовал не нравоучительные, а политические и социальные цели. Неслучайно Салтыков-Щедрин с особенной охотой прибег к форме сказок в самые тяжкие годы реакции, создавшие особенно неблагоприятные условия для его литературной деятельности. «Сказки» дали писателю возможность бичевать реакцию, несмотря на страх либеральных редакторов и вопреки неистовству цензуры.

    «Сказки» в своеобразной экономной форме повторяют тематику почти всего прошлого творчества сатирика. В этом отношении, на мой взгляд, они являются как бы конспектом всего написанного Щедриным. Поэтому сказки можно назвать лучшим введением для ознакомления с собранием сочинений великого писателя. Медведь, орел, волк и другие животные, которые являются основными действующими лицами сказок Салтыкова-Щедрина, - это сказочная интерпретация «градоначальников» и «помпадуров».

    В сказках Салтыкова-Щедрина говорится о судьбе русского народа и его угнетателях. Накипевшая боль, неугасимая ненависть, поиски выхода водили пером сатирика. Боль искала выхода в творчестве, творчество было размышлением о путях исцеления боли, каждая написанная строка звала против тех, кто причиняет боль. «Живость боли, - писал сатирик, - служила источником живых образов, при посредстве которых боль передавалась в сознание других».

    Революционность политического и социального смысла сказок Салтыкова-Щедрина, на мой взгляд, несомненна. Она выражена решительно, без недомолвок. Революционное звучание сказочного цикла писателя усиливается едкой насмешкой над робкими чувствами и гражданской трусостью. Сказки последнего разряда получили наиболее широкую известность. Персонажи их стали нарицательными наряду с персонажами фольклорных сказок. К таким произведениям Салтыкова-Щедрина относится его сказка «Премудрый пискарь».

    Самыми отрицательными персонажами мира щедринских сказок являются звери, вполне разбирающиеся в окружающей обстановке, но тем не менее не приобретшие ни охоты, ни мужества к борьбе. Например, премудрый пискарь – существо политически мыслящее: «Был он пискарь просвещенный, умеренно-либеральный, и очень твердо понимал, что жизнь прожить – не то, что мутовку облизать». Да и «отец, и мать у него были умные; помаленьку да полегоньку аредовы веки в реке прожили, и ни в уху, ни к щуке в хайло не попали. И сыну то же заказали. «Смотри, сынок, - говорил старый пискарь, умирая, - коли хочешь жизнью жуировать, так гляди в оба!»

    Политическое направление, заранее отказавшееся не только от борьбы, но даже от выставления каких-либо требований, порождало особей, думавших лишь о личном самосохранении. Таковы были русские либералы. Они были отвратительней пса, лижущего руку хозяина, и покорного зайца. Их поведение было выбрано сознательно и обосновано теоретически. Премудрый пискарь потому и премудрый, что он живет по тщательно разработанному плану. Он все подчинил «шкуре», заботе о своем самосохранении.

    Пискарь не желал отвечать за других. Вся жизнь этого премудрого героя ушла в дрожанье. Его, так скажем, развлечения и радости жизни сводились к тому, что «ночью моцион делал, в лунном свете купался, а днем забирался в нору и дрожал. Только в полдни выбежит кой-чего похватать – да что в полдень промыслишь»!
    Вся жизнь пискаря, столь ограниченная им самим же, состояла только в мысли: «Кажется, что я жив?» Эта мысль сопровождалась тем же дрожаньем: «Ах, что-то завтра будет». Как жил пискарь, так и умер: «Жил – дрожал, и умирал - дрожал». Вот и вся биография этого героя.

    Ироничное название сказки оправдано содержанием. Невольно задаешься вопросом: «В чем же премудрость этого пискаря?» Мораль сказки дается Салтыковом-Щедриным в финале. Пискарь исчез, и никто не вспомнит о нем ни хорошим, ни дурным словом: «Что тут случилось – щука ли его заглотала, рак ли клешней перешиб или сам он своей смертью умер и всплыл на поверхность – свидетелей этому делу не было. Скорее всего – сам умер, потому что какая сласть глотать хворого, умирающего пискаря, да к тому же еще и премудрого?»

    Гениальность Щедрина заключается в том, что в такой малой форме, как сказка, он воплотил жизненную (а следовательно, и народную) философию. Путем иносказаний писатель смог отобразить суровую, проникнутую горьким смехом, действительность. Действительность, которую без труда угадывал народ, которую угадываем и мы спустя столькие годы.

  • Просмотры: 4428