Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина "Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил"

    Форма сказки всегда привлекала Салтыкова-Щедрина. Первые его сказки относятся к 1869 году. Однако подавляющее большинство их было написано за период с 1884 по 1886 годы.

    Привлекательность сказочной формы для Салтыкова-Щедрина легко объяснима. Великий сатирик писал свои произведения на «эзоповском языке». Сказки дают образцы общедоступных и убедительнейших иносказаний. Ведь сказка (как впрочем и басня) издавна создавалась самим народом. А Щедрин, как известно, радел за народ, переживал за его судьбу, за беды, которые он претерпевал. Испытывая подобные чувства, сатирик порицал высокопоставленных лиц, всячески пародируя их в своих произведениях.

    Отражение всего этого мы находим в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил». Типичное для народной сказки начало - «жили да были» - задает тон всему дальнейшему повествованию. Вполне реалистичное, оно скрыто за фантастическим сюжетом: два генерала, которые «служили…всю жизнь в какой-то регистратуре; там родились, воспитывались и состарились, следовательно, ничего не понимали», попадают на необитаемый остров. И поскольку до этого ни к чему эти герои руки не прикладывали, то на острове не могли добыть себе пищу. И это несмотря на то, что на острове «растут деревья, а на деревьях всякие плоды. Хочет генерал достать хоть одно яблоко, да все так высоко висят, что надобно лезть. Попробовал полезть – ничего не вышло, только рубашку изорвал». Так и остались генералы голодными.

    Единственное, что нашел один из генералов, был старый «нумер «Московских ведомостей», который и принялись читать несчастные. Чуть ниже Щедрин напишет: «Из Тулы пишут: вчерашнего числа, по случаю поимки в реке Упе осетра…был в здешнем клубе фестиваль. Виновника торжества внесли на громадном деревянном блюде, обложенного огурчиками и державшего в пасти кусок зелени. Доктор П., бывший в тот день дежурным старшиною, заботливо наблюдал, дабы все гости получили по куску. Подливка была самая разнообразная и даже почти прихотливая…»

    Здесь проявился один из приемов поэтики жанра сказки Салтыкова-Щедрина – полемика с литературным противником.

    Но чтением сыт не будешь! Голод брал свое. Генералы не нашли ничего съестного вокруг себя. И тут их взор обратился друг на друга. В мгновение ока эти два приятеля превращаются в хищников, готовых разорвать и съесть другого. Хорошо, что все обошлось малой кровью: «Полетели клочья, раздался визг и оханье; генерал, который был учителем каллиграфии, откусил у своего товарища орден и немедленно проглотил»

    Неизвестно, что было бы с этими героями, если бы не встретили они простого мужика. Чувствуя свое сословное превосходство, генералы приказали ему добыть им еду. Мужику не составило особого труда выполнить из приказ. И здесь очевиден контраст между действующими лицами сказки. Генералы изображены Салтыковым-Щедриным карикатурно. Мужик же – это воплощение всех положительных качеств, которыми обладает простой народ: смекалка, трудолюбие, готовность к трудностям. Мужик «полез сперва-наперво на дерево и нарвал генералам по десятку самых спелых яблок, а себе взял одно, кислое. Потом покопался в земле и добыл оттуда картофелю; потом взял два куска дерева, потер их друг об дружку и извлек огонь. Потом из собственных волос сделал силок и поймал рябчика. Наконец, развел огонь и напек столько разной провизии, что генералам пришло даже на мысль: не дать ли и тунеядцу частичку?»

    Самое поразительное, что старания мужика не были оценены нерадивыми генералами. Даже когда они, по прибытию в Петербург, получили деньги, то отправили своему спасителю, будто бы в знак благодарности, «рюмку водки да пятак: веселись, мужичина!»

    Итак, анализируемая сказка построена на контрасте положительного (в лице мужика) и отрицательного (на примере двух генералов). И в этом противопоставлении заключено отражение социально-общественных явлений, которые были присущи реальной действительности, существующим порядкам России того времени. Здесь проявились те искренние чувства Салтыкова-Щедрина, которые были свойственны сатирику по отношению к народу и «высшему» сословию. Мне кажется, слово «высшее» действительно стоит заключить в кавычки. И этому есть простое объяснение: те самые неприспособленные к жизни генералы, которых Салтыков-Щедрин обличает в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил».

  • Просмотры: 4739