А. и Б.Стругацкие. "Обитаемый остров"

    Братья Стругацкие — великие экспериментаторы. Они берут героя и бросают его в нестандартные обстоятельства. От планеты Венеры до "Града обреченных". Или — наоборот: берут супермена и помещают его в обычное общество. В средневековье или в социалистическую действительность с пропагандистскими вышками.
    Речь идет об "Обитаемом острове", где писатели пророчески объединили психотронный излучатель в одном здании с телевизионными и радиотрансляторами. "Это было гнездо, жуткое, змеиное гнездо, набитое отборнейшей дрянью, специально, заботливо отобранной дрянью, эта дрянь собрана здесь специально для того, чтобы превращать в дрянь всех, кого достает гнусная ворожба радио, телевидения и излучения башен".
    Собственно, они и подразумевали теле- и радиопередачи советского периода с их наглой и примитивной пропагандой. Но то, что происходит теперь, в десятки раз опаснее коммунистической жвачки.
    Многочисленные приемы СМИ (средств массовой информации) только на первый взгляд безобидны. Их задача — отучить человека мыслить самостоятельно, превратить в обывателя, у которого хата — всегда с краю. А потом скармливать ему примитивную литературу, примитивные кино- и видеофиль мы, примитивные зрелища и примитивную политику. Не дай Бог, если обыватель попытается заглянуть ниже верхушки айсберга, под которой находится истинная суть вещей и действий! Впрочем, обыватель этого сделать и не попытается. Он не стремится к свободе личности, так как сам уже личностью не является, а превращен в единицу стада или стаи.
    Например, огромное количество криминальной информации в СМИ закономерно для нашей страны. Демократия налагает на общество огромную ответственность, а наше общество к ней не готово. Свободы демократии, открытость, искренность превратились в руках бывших рабов в банальную вседозволенность, в духовный эксгибиционизм, уродливый стриптиз.
    Под влиянием этой информации меняется лексика не только школьников или политических недоумков. Полууголовный сленг проникает в литературу, театр, кино, на эстраду.
    Знаменитая певица собирает толпу плебеев "малолеточ-кой, любительницей таблеточек". А ее трудно обвинить в отсутствии вкуса. Что уж говорить о певцах и певичках рангом пониже!
    Другой знаменитый певец не упрощает свое искусство. Песни на стихи Бунина, Цветаевой дают отличные сборы, хотя сохраняют качество и слов и музыки. В его трактовке "Девочка, съевшая ядовитый дурман", превращает песню в драматический мини-спектакль. Значит, можно и без пошлостей решать экономические задачи.
    Нельзя оправдывать эту мрачную картину тем, что страной якобы отчасти -правят уголовные авторитеты. Они, конечно, влияние на экономику, имеют значительное, но вовсе не такое, чтобы полностью 1)йменить менталитет российского гражданина. Другое дело, что большинство государственных руководителей пользуются для удержания власти и обогащения уголовными методами.
    Экспансия безмозглых американских боевиков, подражание худшим зарубежным образцам СМИ — отнюдь не главная причина стремительной деградации российской культуры. В конце концов плебеи всегда интересовались дешевкой, а плебеев за рубежом ничуть не меньше. Просто они там живут гораздо богаче и больше средств могут тратить на милый их сердцу духовный ширпотреб.
    Самое неприятное заключается в том, что производители и распространители подобной массовой продукции вовсе не думают о том, что они стреляют из психотронных пушек. Они уверены, что готовят пикантное блюдо с приправами из псевдосенсаций и "клубнички" только для того, дабы продать его подороже.
    А Стругацкие описали похожее, хотя и утрированно похожее, общество за много лет до перестройки. Главным в их исследованиях был поиск Свободного Человека. Не "людена", которому на человечество, собственно, наплевать ("Волны гасят ветер"), не супермена ("Трудно быть богом", "Обитаемый остров") и не полицейского ("Хищные вещи века"). Этого человека ищет вместе с писателями сам Иисус, обернувшийся для исследователей демиургом ("Отягощенные злом"). И единственным кандидатом на это звание оказывается Учитель, педагог высшего класса, который говорит смущенно, что не ему врачевать человеческие язвы — он сам пациент. В том, что дождь перемен ("Гадкие лебеди") рано или поздно растворит грязное здание современности и на обновленной почве появится человечное общество, Стругацкие верят истово. Но в роли сеятелей они видят не столько инопланетных терапевтов, сколько настоящих Учителей с планеты Земля.

  • Просмотры: 1105