А. С. Пушкин и С. А. Есенин - певцы русской природы

    Конец XX века — это время жестоких испытаний для человека и человечества. Мы пленники современной цивилизации. Наша жизнь протекает в гигантских городах среди бетонных домов, асфальта и дыма. Мы засыпаем и просыпаемся под рев автомобилей. Современный ребенок с удивлением разглядывает птичку, а цветы видит лишь стоящими в праздничной вазе. Тем важнее для нас сегодня русская классическая поэзия. Она формирует в человеке любовь к родной природе, уважение к отчему дому.
    Русскими поэтами создано много шедевров пейзажной лирики, но для меня и, по-видимому, большинства живущих в России первые поэтические образы природы прежде всего связаны с именем А. С. Пушкина. Каждый ребенок в России со страхом и восторгом декламирует:

    Буря мглою небо кроет,
    Вихри снежные крутя;
    То, как зверь, она завоет,
    То заплачет, как дитя,

    То по кровле обветшалой
    Вдруг соломой зашумит,
    То, как путник запоздалый,
    К нам в окошко застучит.

    Поэт, используя очень простые, доступные образы, создает незабываемый эмоциональный настрой, который сохраняется на всю жизнь. А вот еще один замечательный поэтический образ зимней ночи:

    Сквозь волнистые туманы
     Пробивается луна,
    На печальные поляны
    Льет печально свет она.

    Возникает ощущение тихой грусти, одиночества.

    Ни огня, ни черной хаты...
    Глушь да снег...

    А вот совсем другое описание зимы, доброе и жизнеутверждающее:

    Под голубыми небесами
     Великолепными коврами,
    Блестя на солнце, снег лежит...

    Эти строки полны радости и оптимизма.
    На мой взгляд, вершина пушкинской пейзажной лирики — стихотворение “Осень”. Начало первой строфы, четыре строчки, всего четыре мазка, но сделанных рукой гения, — и в нашем воображении возникает точная, узнаваемая и выразительная картина осеннего дня.

    Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
    Последние листы с нагих своих ветвей;
     Дохнул осенний хлад — дорога промерзает,
    Журча еще бежит за мельницу ручей...

    По-моему, самый прекрасный образ природы создан поэтом в знаменитых строчках:

    Унылая пора! очей очарованье!
    Приятна мне твоя прощальная краса —
    Люблю я пышное природы увяданье,
    В багрец и в золото одетые леса...

    Здесь в каждой строчке контраст и гармония, соединение, казалось бы, несоединимого. Эти строки хочется переложить на музыку и одновременно изображать красками на холсте. Осень, любимая пора Пушкина, была для него и временем наибольшего творческого подъема.

    И с каждой осенью я расцветаю вновь...

    Так, знаменитой болдинской осенью Пушкин завершил свое величайшее творение — роман “Евгений Онегин”, написал маленькие трагедии, много других замечательных произведений .
    Описание природы у Пушкина не самоцель, а эмоциональный ключ, создающий определенный настрой, позволяющий лучше понять переживания человека, который остается главным действующим лицом пушкинской лирики.
    Так, в стихотворении “Бесы” картина вьюги — это сложная метафора, отражающая чувства самого Пушкина. Они раскрываются в последних строчках:

    Мчатся бесы рой за роем
    В беспредельной вышине,
    Визгом жалобным и воем
    Надрывая сердце мне...

    Поэт ищет в окружающей природе расшифровку своего внутреннего мира. С помощью образов природы Пушкин поднимается до больших обобщений, вопросов жизни и смерти.

    ...Вновь я посетил
    Тот уголок земли, где я провел
    Изгнанником два года незаметных...

    Вот холм лесистый, над которым часто
    Я сиживал недвижим и глядел
    На озеро, воспоминая с грустью
    Иные берега, иные волны...
    Здравствуй, племя
    Младое, незнакомое! не я
    Увижу твой могучий поздний возраст...

    “Младое, незнакомое” племя, появление которого приветствовал Пушкин, унаследовало от него восхищение красотой русской земли и любовь к русскому слову. К этому племени относятся такие замечательные поэты, как Тютчев, Кольцов, Лермонтов, Фет, Некрасов и совсем близкий к нам Есенин.
    С. А. Есенин унаследовал пушкинскую поэтическую культуру в реалистическом описании родной природы. Однако его пейзажная лирика по сути своей отличается от пушкинской. В ней намного сильнее влияние русского фольклора и языческой мифологии.

    Родился я с песнями в травном одеяле,
    Зори меня вешние в радугу свивали.
    Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
     Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

    Это напоминает народную песню-заклинание. В творчестве Есенина сильно ощущается древнее, языческое отношение к природе, полное признание ее самостоятельности, одушевленности:

    Схимник-ветер шагом осторожным
     Мнет листву по выступам дорожным
    И целует на рябиновом кусту
    Язвы красные незримому Христу.

    Есенин ощущает себя частью природы, ее учеником и собеседником.

    Позабыв людское горе,
    Сплю на вырубках сучья.
    Я молюсь на алы зори,
    Причащаюсь у ручья.

    Поэтому у него нет чисто пейзажных стихов. Природа и человек существуют рядом:

    Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
    Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.
    О всех ушедших грезит конопляник
    С широким месяцем над голубым прудом.

    Любовь к природе, к родным рязанским полям, к “стране березового ситца” делает лирику Есенина огромной поэмой о России.

    О Русь — малиновое поле
    И синь, упавшая в реку, —
    Люблю до радости и боли
    Твою озерную тоску.

    Мне кажется, так о России до него не писал никто. В этих стихах Русь живая, способная тосковать, испытывать боль: Есенин — сын России, сострадающий своей “стране березового ситца”.

    Но более всего
    Любовь к родному краю
    Меня томила,
    Мучила и жгла.

    Поэт понимает, что уход от природы, от родины, от своих корней трагичен. Однако трагизм судьбы Есенина в том и состоит, что, сознавая пагубность этого отрыва, он не смог противостоять ему.

    Не жалею, не зову, не плачу,
    Все пройдет, как с белых яблонь дым.
    Увяданья золотом охваченный,
    Я не буду больше молодым.

    Ты теперь не так уж будешь биться,
    Сердце, тронутое холодком,
    И страна березового ситца
    Не заманит шляться босиком.

    К Есенину приходит пушкинское ощущение вечного течения жизни, неизбежности смерти как непреложного закона жизни.

    Все мы, все мы в этом мире тленны,
    Тихо льется с кленов листьев медь...
    Будь же ты вовек благословенно,
    Что пришло процвесть и умереть.

    Я думаю, что творческое наследие С. А. Есенина очень близко нашим сегодняшним представлениям о мире, где человек — только частица живой природы, не противостоящая ей, а зависящая от нее.
    Чувство природы, ощущение единства с ней человека завещано нам гениальными русскими поэтами А. С. Пушкиным и С. А. Есениным. Благодаря Пушкину мы останавливаемся в волнении и замираем перед прекрасной картиной осеннего дня или перед сиянием зимней дороги. Проникнув в мир поэтических образов Есенина, мы начинаем ощущать себя братьями одинокой березы, старого клена, рябинового куста, разного “зверья”. Эти чувства должны помочь нам сохранить человечность, а значит, и человечество.

  • Просмотры: 1199