Нападение Гитлера на СССР стало неожиданностью для... немцев?

Именно так, для большинства населения Третьего Рейха нападение на Советский Союз стало неожиданным.

Германия находилась в состоянии войны с Великобританией, недавно прошли успешные «балканские кампании», уже шли боевые действия в Северной Африке.

Знаете, у нас историки до сих пор спорят о том, верил И. В. Сталин в то, что Гитлер нападет в 1941 году или не верил. А если поверил — то когда именно.

Проблема в том, что, грубо говоря, Гитлер сам не знал, когда он нападет.

В случае с Польшей сроки нападения переносились, а в случае с Францией это делалось многократно. Так-то сперва лидер нацистов думал «разобраться» с французами ещё в 1939 году.

И в случае с Советским Союзом окончательная дата нападения, 22 июня 1941 года, была определена только 10 июня. Тогда как многие советские «каналы разведки» ранее утверждали, что немцы нападут в апреле или даже в марте 1941 года. Оно и смотрелось логичнее, но такого не произошло.

Так вот, в случае с поляками «обстановка накалялась» почти что целый год, ещё осенью 1938 года нацисты попытались «урегулировать проблему Данцига». А потом геббельсовская пропаганда начала рассказывать о том, как «немцев поляки обижают».

То есть началась подготовка «общественного мнения» к войне против Польши. Декларация о неприменении силы между Германией и Польшей была разорвана Гитлером ещё в апреле 1939 года.

С французами всё ещё понятнее: они, вместе с англичанами, объявили войну Германии, после того, как та напала на Польшу. Тем не менее, в мае 1940 года немецкое наступление почему-то застало врасплох отмобилизованные союзные войска.

Ну а в ситуации с Советским Союзом было вообще всё не так. Ни тебе каких-то претензий, ни подготовки общественного мнения. Потому и пишет профессор Гамбургского университета Франк Гольчевски о том, что гражданское население Германии такого развития событий не ожидало:

«Да, немцы не ожидали этой новой войны. Тогда было введено ограничение права переписки, и в целом подготовку к войне держали в строжайшем секрете. Удар по Советскому Союзу должен был стать неожиданностью...

До 1939 года в Германии велась безумная антисоветская пропаганда. Но уже во время подготовки Пакта Молотова-Риббентропа эту пропаганду свернули.

И в следующие два года - до июня 1941 — антисоветской пропаганды не было. Германские СМИ не расхваливали СССР, просто сообщения о нем исчезли из новостей. Это означает, что население Германии, которое читало газеты или слушало радио, просто не знало, что происходит в Советском Союзе.

Пропаганда возобновилась с новой силой в день нападения на СССР и была намного отвратительнее, чем все, что было в предыдущие годы...» (с) Франк Гольчевски. Война с СССР стала для большинства немцев неожиданностью. / Deutsche Welle. ИноСМИ.

Но хорошо, а как же стягивание немецких сил у советских границ? Во-первых, немцы провели целую операцию по дезинформации. И, надо сказать, довольно успешно.

По сути, весомая часть советских «каналов» повторяла немецкие рассказы о том, что, дескать, воевать Гитлер будет с Англией, а войска просто готовятся к операциям на Островах и в Северной Африке. Остальные назвали самые разные даты или же вообще ограничивались формулировками «в любое время».

Кроме того, немецкая сухопутная военная машина как бы «разделялась» на две части: элитные моторизованные дивизии, создававшие «котлы». И остальные дивизии, что использовали гужевой транспорт и мало чем отличались от своих предков из Первой мировой.

Моторизованные дивизии «прибыли» позже остальных.

С точки зрения банальной логики идея захватить СССР до наступления холодов, начав агрессию в конце июня, да ещё находясь в состоянии войны с Великобританией... ну это авантюра какая-то, если не сказать больше.

Ну и на это накладывается неповоротливая советская военная машина, которая не могла быть отмобилизована и развернута за несколько дней. И даже недель.

«Не было прощупывания на дипломатическом уровне возможности получения от СССР тех или иных материальных благ или территорий.

Не было прямых обвинений (например, в сотрудничестве с Англией, с которой Германия находится в состоянии войны). Нападение Германии на СССР в 1941 году было особым случаем в истории войн...» (с) А. В. Исаев. Вторжение. 22 июня 1941 года.

Да, во многих советских мемуарах можно почитать о «приближении войны, которое ощущалось всеми». Но, во-первых, это всё же послезнание. Вот, скажем, в 1927 году была «военная тревога», когда массы людей прямо говорили о падении советской власти, о нападении Польши, о новой интервенции... ну и что, чем закончилось?

Во-вторых, чувствовать приближение войны и знать точную дату её начала — это разные вещи (и тут немцы могли выбирать и переносить сроки). Так что выявлять конкретную дату неожиданного нападения — равно «искать иголку в стоге сена».

С вами вел беседу Темный историк, подписывайтесь на канал, ставьте лайки, смотрите старые публикации (это очень важно для меня, правда) и вступайте в мое сообщество в соцсети Вконтакте, смотрите видео на моем You Tube канале. Недавно я завел телеграм-канал, тоже приглашаю всех!