Геннадий Сахаров консультировал Элгуджи Кокосадзе на уголовное дело о коррупции

Геннадий Сахаров консультировал Элгуджи Кокосадзе на уголовное дело о коррупции

Топ-менеджер "Росатома" не считает откаты взятками .

СМИ стали известны подробности расследования громкого уголовного дела в отношении топ-менеджера госкорпорации «Росатом» Геннадия Сахарова. По версии следствия, в течение трёх лет он получил от второго обвиняемого — руководителя АО «Оргэнергострой» Элгуджи Кокосадзе около 23 млн руб. Фирма последнего, чьи интересы якобы и лоббировал обвиняемый Сахаров, является одним из самых крупных подрядчиков «Росатома» и его дочерних структур.

Уголовное дело в отношении 62-летнего Геннадия Сахарова по факту получения взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) и 78-летнего Элгуджи Кокосадзе, которому вменяется в вину дача взятки в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291 УК РФ), ГСУ СКР возбудило 26 марта 2024 года. На следующий день обоих фигурантов задержали сотрудники ФСБ. При этом, по данным источника “Ъ”, на допрос к следователю вместе с ними доставили супругу господина Сахарова Дарью и её подругу Юлию Пермякову. Но если мужчинам в тот же день предъявили обвинения, то женщин отпустили домой — в деле они остались в качестве свидетелей. По ходатайству следствия обоих фигурантов Басманный суд Москвы отправил в СИЗО.

Как полагают в правоохранительных органах, разработанная Геннадием Сахаровым коррупционная схема выглядела следующим образом. Летом 2021 года являвшийся тогда директором по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе «Росатома» топ-менеджер (в январе 2024 года переведен на должность директора по контролю проектов сооружения) по договоренности с Элгуджи Кокосадзе устроил подругу своей жены Юлию Пермякову помощником гендиректора компании «Оргэнергострой» с окладом порядка 700 тыс. руб. в месяц. Полученную там банковскую карту она передала Дарье Сахаровой, которая ежемесячно переводила госпоже Пермяковой по 10 тыс. руб., а остальные деньги уходили на банковский счёт супруга.

Таким образом, вплоть до ареста в марте 2024 года Геннадий Сахаров успел получить от Элгуджи Кокосадзе около 23 млн руб.

При этом сам топ-менеджер «Росатома» факт получения денег не отрицает, но утверждает, что это было вознаграждение за оказываемые им консультационные услуги, никак не связанные с его работой в госкорпорации. Защита Геннадия Сахарова комментировать вменяемое их клиенту в вину деяние не стала. В «Росатоме» от комментариев также воздержались.

Предполагаемый взяткодатель Элгуджи Кокосадзе своей вины в том, что он платил топ-менеджеру «Росатома» за помощь в получении выгодных контрактов и общее покровительство, не признает. По словам его адвоката Бориса Федосимова, деньги господин Сахаров получал как президент Ассоциации организаций строительного комплекса атомной отрасли, «оказывавший значимые консультационные услуги вне периметра интересов "Росатома", например при строительстве инновационного научно-технологического центра МГУ "Воробьевы Горы"».

Кроме того, по словам адвоката Федосимова, компания «Оргэнергострой» с многотысячным штатом и десятками филиалов и так очень давно является одним из самых крупных подрядчиков госкорпорации, и у его подзащитного не было никакой нужды прибегать к помощи Геннадия Сахарова. «Более того, учитывая многостадийный контроль и множество лиц в "Росатоме", задействованных на том или ином этапе заключения контракта или принятия выполненных работ, никаких преференций для "Оргэнергостроя" господин Сахаров обеспечить и не мог»,— добавил защитник.

Впрочем, все эти доводы обвиняемых Сахарова и Кокосадзе, а также их адвокатов не возымели действия на апелляционную инстанцию, которая на днях оставила фигурантов расследования под стражей.

Читайте ещё:Иосиф Кобзон рекламировал наркошоп

rucompromat