Крестовый поход против евреев: чем крестоносцы занимались до того, как отправились за море

В христианских странах принято относиться к крестовым походам в романтическом ключе. Благородные рыцари в белых мантиях с алыми крестами прощаются с прекрасными дамами, в сопровождении верных вассалов садятся на своих коней и отправляются за три моря, чтобы отомстить сарацинам за распятие Христа, поругание святынь в общем, за то, что они редиски. Такое мнение часто разделяют даже жители Восточной Европы, которые к этим самым походам никаким боком.

Поэтому некоторые неприятные моменты, связанные с той легендарной эпохой, мы склонны замалчивать. Причем, настолько хорошо, что о них даже не помнят. И одной из среди таких нехороших историй являются погромы, которые крестоносцы и примкнувшая к ним толпа учинили европейским евреем, перед тем, как уйти на войну за морем-окияном.

В эпоху высокого средневековья положение евреев в западноевропейском обществе, в целом, было определено. Папские буллы и местные законы говорили, что им можно делать, а чего нельзя, и гарантировали определенную безопасность при их соблюдении. Просто потому, что они выполняли важную экономическую функцию: занимались ростовщичеством, чего крещеному люду делать было нельзя.

Поэтому крупных гонений не было уже несколько столетий – с тех пор, как в 7-м веке дети Сиона помогли персам захватить Иерусалим, после чего были подвергнуты репрессиям византийцами, и это поддержали варварские королевства из христианской солидарности.

Но уровень антисемитизма был повсеместно высок, в тех или иных местах католического мира иногда случались погромы, и достаточно было лишь искры, чтобы из нее разгорелось пламя. Такой искрой стал первый крестовый поход.

За исключением преимущественно мусульманской Испании, дети Сиона в то время в Западной Европе, в основном, жили в старых римских городах на Рейне – Майнце, Кёльне, Трире. Но небольшие общины уже проникли в соседние регионы. Это была самая заметная категория здешнего населения, которая выделялась своим образом жизни, внешним видом и религией.

Неудивительно, что многим крестоносцам и сочувствующим пришла в голову такая мысль: «А зачем отправляться в далекую святую землю, чтобы там сражаться с неверными, если с ними можно воевать прямо здесь?»

Первый крестовый поход был, в основном, делом французов из разных частей страны, а также бывших «французов» – итальянских норманнов. Поскольку морские города-государства Северной Италии еще не включились в процесс не оценили перспектив заработка, планировалось добираться в святую землю пешим путем, минуя Балканский полуостров и Малую Азию. Опять же, это позволяло оказать помощь византийцам, которые являлись главными инициаторами мероприятия.

Поэтому маршрут был таков: сначала войску следовало добраться до Рейна, затем спуститься по нему и ногами дойти до Дуная, а по этой великой реке можно было доплыть практически до театра военных действий. Собственно, почему бы по дороге не избавиться от евреев, раз уж и сворачивать никуда не нужно?

Пример подал сам Готфрид Бульонский, будущий первый правитель Иерусалимского королевства, защитник Гроба Господня и один из главных героев европейского рыцарства, наряду Карлом Великим, Роландом и Робертом Гвискаром. Он заявил, что отправится на восток «… только после того, как отомстит за кровь распятого…»

Точно так же поступали другие лидеры крестоносцев, а простому люду и не требовалось особого повода, чтобы присоединиться к общему празднику. Ко всему прочему, ими двигали корыстные мотивы. Многие хотели обеспечить себя средствами и продовольствием перед решительным броском на восток.

Так, например, известный своим аскетизмом монах Петр Пустынник, назначенный папой духовным наставником крестоносцев, занялся на Рейне классическим рэкетом: собирал с евреев деньги в обмен за «безопасность». Правда, после того, как он их получал, толпа тут же устраивала им «кузькину мать».

В результате общины Франции и Рейнской области были опустошены. На небо отправились тысячи или даже десятки тысяч человек – огромная цифра ввиду тогда небольшого еврейского населения. Многие дети Сиона бежали на восток, что, собственно, и стало причиной столь широкого расселения ашкеназского еврейства. Поскольку крестоносцы пользовались судебным иммунитетом, никто и них ответственности за это не понес.