История с реставрацией саратовской оперы перестает быть трехгрошовой

История с реставрацией саратовской оперы перестает быть трёхгрошовой

Ремонтировашая театр столичная компания "Адепт строй" признана банкротом, шансы бюджета вернуть выплаченный аванс в 1,3 миллиарда рублей ничтожны.

Подрядчик, оставивший Саратову в наследство частично разобранный театр оперы и балета, ООО «Адепт Строй», признан банкротом с введением конкурсного производства. Решение вынес вчера, 6 февраля, Арбитражный суд Москвы. Пока процедура введена на 6 месяцев, отчет управляющего будет заслушан 1 августа.

Банкротство выглядит скоропалительным и странным. Инициатор дела, ПАО «Абсолют Банк», так и не смог добиться, чтобы его включили в реестр. Кроме него в процессе участвует единственный кредитор, компания ООО «Судебный эксперт» из Ростова-на-Дону. В материалах дела пока не отражен даже размер её претензий к должнику. Это фирма, занимающаяся судебной экспертизой.

Жалобы банка отклонила и апелляция, и кассация. Его претензии растут из выданной «Адепт Строю» гарантии по контракту с Пушкинским музеем в Москве. Контракт был расторгнут заказчиком в одностороннем порядке, но «Адепт Строй» не вернул аванс, расплачиваться пришлось банку-гаранту. Но по заключению суда, гарантия это не банковский займ, так что обанкротить из-за неё подрядчика не выйдет.

Как указывается в постановлении Арбитражного суда Московского округа, «Абсолют Банк» может добиваться банкротства «Адепт Строя» только при наличии вступившего в законную силу судебного акта, поскольку выдача гарантии «не является банковской операцией и не вытекает из специальной правоспособности кредитной организации на момент выдачи спорной гарантии». Подавать на банкротство должника, просрочившего кредит, банк имеет право, не судясь с ним предварительно обычным порядком, но к гарантиям это не относится.

При этом «Абсолют Банк» не настаивал на конкурсном производстве, предлагая начать с процедуры наблюдения. Но и компания «Судебный эксперт» никогда не судилась с «Адепт Строем» обычным порядком. Так что кто добился конкурса, остается неизвестным до тех пор, пока не будет обнародована мотивировочная часть судебного решения

Между тем в ЕГРЮЛ появилось указание на то, что «Адепт Строй» ещё с декабря 2023 года находится в состоянии ликвидации. Все это может изрядно осложнить жизнь его недавним заказчикам, в первую очередь Управлению капстроительства Саратовской области, на свою голову подписавшего с московской фирмой контракт на реконструкцию здания театра оперы и балета.

Аванс на сумму более 1,1 млрд рублей лежит все же на счетах федерального казначейства. Сейчас его возвращают в бюджет региона через суд. В связи с банкротством подрядчика встает вопрос, чьими считать эти деньги. Ведь "Адепт Строй" настаивал на экспертизе, которая должна установить, сколько именно он успел отработать на объекте.

Ещё больше проблем может возникнуть с оборудованием, закупленным подрядчиком для театра. Теоретически оно лежит где-то на подмосковных складах. И сейчас Управление капстроительства и «Адепт Строй» ведут из-за него затяжной судебный спор. УКС требует вернуть закупленное, бывший подрядчик утверждает, что давно предлагал чиновникам все забрать, но неплохо бы компенсировать ему понесенные издержки: расходы за дополнительную покупку того, что ранее ухитрились потерять и плату за аренду складов.

Что именно и по чьей вине потеряли, пока никто не объяснял. «Адепт Строй» заявляет об истраченных 36,2 млн рублей и 2,1 млн на аренду склада. Скорее всего, точный ответ по поводу того, что и как для театра покупалось, даст ФСБ, поскольку скандал вокруг театрального оборудования уже стал поводом для уголовного дела о превышении полномочий. Под раздачу попал экс-глава комитета по реализации инвестпроектов в строительстве Роман Карякин. По версии следствия, подрядчик не докупил оборудования на 165 млн рублей, хотя договоры ответственного хранения на него УКС подписал.

Согласно документации в карточке контракта, приобреталось сложное и дорогое звуковое оборудование и занавесы. Но теперь, когда «Адепт Строй» признан банкротом, есть риск, что негорючие бархатные занавесы, сабвуферы и акустические системы окажутся в конкурсной массе должника и вообще до театра не доберутся.

То, что осталось от здания после того, как над ним поработал реставратор-банкрот, мокнет под дождем и снегом, и даже проекта консервации дождётся не раньше мая. А по продолжению работ чиновники не рискуют называть даже примерных сроков. Разбирательства из-за имущества и аванса на данный момент отложены до 8 и 21 февраля соответственно.

rucompromat