Во второй половине XIX в. кабинет министров, ставший с помощью парламента высшим органом исполнительной власти, начинает возвышаться над самим парламентом. Этот процесс был обусловлен рядом обстоятельств. 

    Верховенство парламента утверждалось в то время, когда его социальная база была весьма узкой. Такому парламенту можно было без опасения вручить всю полноту законодательной власти и контроль над исполнительной. Реформа 1867 г. предоставляла возможность новым элементам влиять на парламент. Это обстоятельство заставило господствующие классы подумать о сужении полномочий парламента, которые могли быть использованы в интересах демократии. 

    Кроме того, медлительность английского парламента не отвечала бурной экономической и общественной жизни конца XIX в. Расширяющиеся и умножающиеся задачи государственного управления требовали быстрых решений, чего не мог обеспечить парламент. Изменение порядка парламентского делопроизводства было попыткой приспособить старую парламентскую машину к новым условиям. 

    В 1887 г. было введено правило закрытия прений, что свело на нет одну из важнейших парламентских вольностей. Теперь любой депутат в любой момент мог внести предложение о постановке дебатируемого вопроса на голосование. В случае отсутствия возражений со стороны спикера предложение голосовалось и считалось принятым, если за него высказалось большинство присутствующих депутатов, но не менее ста. Появились и другие способы прекращения прений. Это так называемая «гильотина», сущность которой заключается в том, что палата заранее назначала день и час, когда спорный вопрос должен быть поставлен на голосование. В 1909 г. спикеру было предоставлено право выбирать по собственному усмотрению те поправки, которые подлежат обсуждению, и отводить остальные (такой метод получил название «кенгуру-гильотина»). 

    В результате этих нововведений парламентская дискуссия почти перестала существовать, а оппозиция могла быть в любую минуту приведена к молчанию. С 80-х г. XIX в. не менее девяти десятых времени заседаний палаты общин отводилось на обсуждение биллей, исходящих от правительства. В результате законодательная инициатива оппозиции оказалась близкой к нулю. Но ограничение коснулись не только оппозиции, депутаты большинства также оказались ограниченными в своей возможности обсуждать деятельность кабинета министров. 

    Все это привело к усилению роли верхушки правящей партии, т.е. кабинета министров. По отношению к правящей партии кабинет – это центр, которому обязан повиноваться каждый член партии. Кабинет министров все более укреплялся в роли действительного законодателя, который, кроме того, осуществлял руководство аппаратом управления. В результате основное условие английского парламентаризма – правило ответственности кабинета – потеряло свое значение. Парламент уступил свое ведущее место в политической системе кабинету министров. 

При копировании данной статьи, активная ссылка на наш сайт обязательна.

Similar Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *