Интервью с автором самоучителей английской грамматики English Grammar in Use — Мерфи. 

  По материалам еженедельной газеты "Иностранец" 

  Недавно в Москву приезжал Реймонд Мерфи, автор самых хитовых, простых и дельных самоучителей английской грамматики English Grammar in Use, Essential English Grammar in Use и др. Тоже in Use. Написав их, Мерфи заработал состояние – и теперь занимается переизданиями, адаптациями, стрижкой купонов. Как получаются отличные учебники и что за человек их автор – судите сами: перед вами запись встречи кумира российских инглиш-тичеров с московскими журналистами в книжном магазине "Англия".

  – Краткую биографическую справку, пожалуйста.

  – Мои родители были ирландцы. Мерфи – такая же типичная ирландская фамилия как у вас… Какая у вас типичная фамилия?

  Я родился на юге Англии, там же вырос и пошел в школу, потом в университете Дублина изучал историю и политологию. И совершенно не представлял себе, что делать дальше. Учился я не очень хорошо — и вовсе не собирался быть учителем. То есть абсолютно.

  Единственное, чего я хотел — это путешествовать. А лучший способ путешествовать для тех, кто говорит по-английски — это путешествовать, преподавая английский. Дело это тогда было поставлено так, что можно было поехать и без специального образования. Я получил работу и поехал в Германию, так что некоторым студентам пришлось через это страдать несколько месяцев, прежде чем я хоть что-то понял о своем родном языке. А понял я, что я его совершенно не знаю. Но, оказалось, учить взрослых — это вполне возможно. Можно даже с ними общаться во внеурочное время, что я и делал. Жил тогда в Гамбурге.

  – И что, англичане так и учительствуют по всему миру без подготовки?

  – Ну нет, с тех пор качество подготовки учителей значительно выросло, они теперь обязаны иметь квалификацию, они стали профессиональней.

  Так вот, я тоже решил получить полную квалификацию учителя истории — я же по специальности никогда не работал. Получил квалификацию — а потом взялся опять за преподавание английского в Германии. Думаю, поработаю еще немножко в свое удовольствие, — а потом уж в среднюю школу историю преподавать. Женился. Вернулся в Англию. Устроился преподавать английский. Все думал, ну вот еще немножко попреподаю — и в среднюю школу. И, наконец, понял, чем мне надо заниматься, получил квалификацию преподавателя английского — и с тех пор этим и занимаюсь в Оксфорде, где я живу. 

  – И почему вы взялись писать учебники – не хватало тех, что есть?

  — Дело в том, что у меня были студенты со всех континентов. И все они приезжали в Великобританию только на очень короткое время — значит, это время надо потратить как можно более эффективно, то есть научиться общаться на языке. А грамматику можно выучить и дома, какой смысл ехать в Англию для занятий грамматикой. А, кроме того, у всех свои собственные проблемы с грамматикой — что трудно тебе, не представляет никакой проблемы для десяти других студентов, так почему вся группа должна этим заниматься? В общем, появилась острая необходимость сделать материалы для самостоятельной работы — чтобы я мог раздать каждому то, что ему надо, а он бы самостоятельно поработал дома. Так вот и разработал серию упражнений с ответами, и все это оставлял в библиотеке.

  Наконец, собрал вместе кое-какие материалы, разослал их по нескольким издательствам с вопросом, не будет ли им это интересно. Два сразу ответили, что нет, а одно заинтересовалось — Cambridge University Press. Они сначала выпустили одну мою книжку, потом другую. И книга с самого начала пошла успешно — настолько, что десять лет назад я стал понемногу сокращать часы преподавания, а потом и вовсе перестал.

  — Надоело?
  — Да нет, просто все-таки и жизнь какая-то должна быть, в мире все-таки существуют семья, дом, телевизор, наконец. А ты приходишь домой с уроков — и садишься писать материалы.
  Так что когда я смог это себе позволить — книги стали продаваться, пошли какие-то деньги, и я занялся подготовкой новых изданий, адаптацией к другим языкам — итальянскому, испанскому, скоро будет готова адаптация к немецкому, французскому, есть переводы на китайский и корейский. На русском адаптации пока нет. Адаптировал к американскому английскому — у них это называется Basic Grammar in Use. Обратите внимание, они таки выкинули из заглавия слово English — кто-нибудь еще сомневается, на каком языке они разговаривают?

  — Теперь еще два слова о себе, пожалуйста. Семья, дети, личная жизнь?
  — Детей нет, есть кот. Люблю путешествия. Плохо играю в теннис. Что еще интересует?
  — В чем секрет популярности ваших книг?
  — Думаю, мне просто повезло. И потом, я могу только рассказать, какими я задумывал эти книги — а уж что получилось, судить не мне.
  — На какой возраст и каких читателей они рассчитаны? 
  — От шестнадцати и старше. Это книги для студентов, прежде всего. Не для учителей. Не для использования в классе.
  — Да? А у нас ее и на уроках берут за милую душу.
  — Но я этого не имел в виду. Я не писал книг для работы в классе. Это и не для ученых, и не для грамматистов. Я старался как можно меньше пользоваться терминологией, быть попроще, ближе к студентам — я же их все-таки достаточно хорошо помню. 
  — Каковы главные трудности в обучении иностранцев?
  — Это зависит от иностранцев. Прежде всего, от их уровня знания языка — на каждом уровне свои трудности. Если учителя хотят моего совета — вот советы. Готовьтесь к уроку очень тщательно. Хорошо узнайте своих студентов. И расслабьтесь — не надо слишком много беспокоиться.

  Легче всего язык идет у тех, кому он ближе всех по строю и происхождению — им меньше всех приходится учить. Это немцы и скандинавы; в Голландии английский — просто второй язык.

  — Что бы вы посоветовали тем, кто учит язык самостоятельно?
  — Кому конкретно?
  — Ну… среднему студенту.
  — Нет уж, вы мне дайте студента, и я ему посоветую.
  — (Просительно) А в общем?
  — А в преподавании иностранного языка не бывает общего. В жизни вообще нет общего, она состоит из частностей.
  — (Настырно) Ну все-таки?
  — Ох. (Обреченно) Главное — практика. Надо читать на языке, а не читать о языке. Еще я бы посоветовал сосредоточиться на говорении. Даже самим с собой разговаривать — встать у зеркала и рассказать себе зеркальному свою историю жизни. Расскажите себе все, что вам важно рассказать другим — когда придет время рассказывать другим, вы не будете отчаянно подыскивать слова. Устройте себе для самодисциплины домашнее задание — каждый день, например, пишите дневник на иностранном языке.
  — Вы первый раз в России?
  — Второй. Первый раз приезжал в 1972 году.
  — Кто вас приглашал?
  — Да никто. Сам приехал. Был в отпуске в Финляндии, а там Петербург близко, вот и приехал туда на пять дней. Сейчас вы спросите меня о впечатлениях.
  — Точно. 
  — Отвечаю. "Москва — самый красивый город в мире." (Хохот в зале).
  — Ну что вы смеетесь? Честно — меня удивило количество цвета в городе. Я не ожидал, что он такой цветной. Цветные дома, неожиданно много деревьев. Говорили, что здесь не безопасно — по-моему, так вполне. 
  — Что вы порекомендуете тем, кто собирается ехать на языковые курсы в Великобританию?
  — Великобритания — плохая страна для изучения языка. У нас нет культуры изучения языка и его преподавания. Я предпочитаю Америку — там это дело поставлено более серьезно. В Англию совершенно точно не следует приезжать начинающим. Мне их всегда ужасно жалко. И потом, некоторые курсы могут быть не особенно хорошими в смысле еды и удобств. Но дети, например, сбиваются вместе и устраивают для себя веселье — так что им в любом случае хорошо.
  — Вы не скучаете по преподаванию? 
  — НЕТ! По людям — да. По этому занятию — нет. Я ведь пишу не для уроков, а для самостоятельного изучения, так что мой собственный опыт изучения других языков — полезный и до сих пор продолжающийся опыт.
  — И какими же вы языками владеете?
  — Никакими не владею. Знаю немецкий на приличном среднем уровне — в хороший день, да с легкой выпивкой. Немножко французского, итальянского, испанского — и все они друг с другом смешаны, спутаны.
  — А как у вас с русским?
  — Вы знаете, я учил русский в школе — в 1963 году. Тогда это было модно. Факультативно, вместо обеда. Выучил алфавит. Но если вы ждете, что я вам что-нибудь по-русски скажу — увы, ничего умного вы не услышите. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *