Политическая деятельность Томаса Джефферсона начинается как раз в ту пору, когда Северная Америка была охвачена бурными волнениями. Усилившийся нажим из Лондона затронул интересы широких слоев ее населения. Запрет на переселение за Аллеганы ставил вне закона и бедняков, искавших счастья на Западе, и земельных спекулянтов, посягавших на территории, объявленные королевской собственностью. Оказались обманутыми американские ветераны Семилетней войны: еще вчера им обещали богатые земли Огайо, а сегодня одним росчерком пера отняли эту надежду. Новые навигационные законы, и особенно акт о сахаре, больно ударили по прибыльной для американских купцов торговле с Вест-Индией. Удвоенные пошлины на ввоз промышлен­ных изделий из Англии привели к небывалой дороговизне. Колонисты оказали открытое сопротивление жесткой политике Лондона. Ничто не могло удержать тех, кто стремился на Запад. Тайно продолжалась торговля с Вест-Индией. Английские товары подвергались массовому бойкоту. Метрополия, желая пресечь нарушение имперских законов, в 1764 г. решила расквартировать в Северной Америке 10 тыс. солдат, с тем чтобы треть расходов на их содержание оплачивали сами колонии. Это означало новое увеличение налогов. Поборы еще больше возросли с принятием в 1765 г. так называемого закона о гербовом сборе, согласно которому для любых деловых операций, в том числе всех коммерческих сделок, нужно было покупать разрешительные марки. 

 
    Колонии ответили взрывом возмущения. Важным событием, вызвавшим общую реакцию американцев, явилась резолюция законодательной палаты Вирджинии от 30 мая 1765 г, объявлявшая гербовый сбор незаконным. Законодательная палата Массачусетса последовала примеру вирджинцев и, кроме того, предложила созвать межколониальный конгресс для обсуждения создавшейся ситуации. Откликнулись восемь колоний. Конгресс, собравшийся в октябре того же года, выявил две точки зрения: одни предлагали ограничиться протестом против налогообложения на том основании, что колонии не имели своих представите­лей в английском парламенте, другие требовали вообще не признавать его власти. Верх одержали умеренные, и их позицию отразила принятая конгрессом декларация. Чтобы утихомирить взбудораженную Америку, английское правительство предприняло маневр: гербовый сбор был отменен. Но смысл этой уступки довольно скоро стал ясен колониям. В 1766 г. им был объявлен законодательный акт, подтверждавший верховные права короны, а еще год спустя вступили в силу так называемые акты Тауншенда, с лихвой компенсировавшие английские потери от отмены гербового сбора, Эти акты, названные по имени предложившего их министра финансов, устанавливали высокие пошлины на ввозимые в американские порты краски, бумагу, стекло, свинец, чай, что фактически являлось новым налогом. И тогда движение протеста вспыхнуло с новой силой. Все колонии поддержали призыв городского митинга в Бостоне, на котором 28 октября 1767 г. было предложено вновь объявить бойкот английским товарам. Два месяца спустя законодательная палата заявила, что отвергает право английского парламента вводить пошлины. Она также обратилась к другим колониям с предложением объединить усилия для борьбы против непомерных доборов. На призыв Массачусетса тотчас же откликнулась Вирджиния. Таким образом, движение против актов Тауншенда возглавили две крупнейшие колонии Северной Америки, и оно приняло весьма широкий характер. Имперское правительство метало громы и молнии. Призывы к бойкоту английских товаров были объявле­ны «подрывными действиями». Королевские губерна­торы получили приказ распустить те колониальные выборные органы, которые проявят неповиновение, а все бунтарские элементы подвергнуть репрессиям. Первой была распущена выразить солидарность с ней. 
 
    Такова была обстановка в колониях, когда Томас Джефферсон начинал свою политическую деятельность. Прошло четыре года тех пор, когда в мае 1765 г. его глубоко взволновала пламенная речь Патрика Генри. Еще тогда он с головой окунулся в атмосферу всеобщего возбуждения и жарких споров нетерпеливых с умеренными и, со свойственной ему прозорливостью уловив основную суть событий, вступил в ряды тех, кто пошел дальше пылкого красноречия. Но не одни лишь гуманистические воззрения вывели Томаса Джефферсона на политическую арену. И эта арена отнюдь не представлялась ему чем-то вроде судебного заседания, на котором он готовился вы­ступить в защиту попранной справедливости. Томас Джефферсон вступил в политическую борьбу не только как адвокат, но и как истец. Зависимость от законов метрополии становилась все более тягостной для южных плантаторов. Лишенные права на поиски наиболее выгодных рынков сбыта своей основной продукции — табака, они были вынуждены продавать его английским купцам. При этом плантаторы в целях повышения своих доходов расширяли посевы и усиливали эксплуатацию рабов* Но все их усилия оказывались безрезультатными, ибо цены на табак, устанавливаемые в Лондоне, падали быстрее, чем росло его производство. Промышленные изделия, завозимые из Англии, год от года дорожали. Такой характер обмена привел к образованию и непрерывному росту задолженности американских плантаторов английским купцам. По-видимому, в какой-то форме кабальную зависимость от английских купцов, так как, по рассуждениям Г. Аптекера, он «часто проклинал то рабство, в котором пребывал сам и его собратья – плантаторы-южане». Однако, Томас Джефферсон был одним их тех немногих деятелей, чьи помыслы шли гораздо дальше собственных интересов. Безусловно, Томас Джефферсон не сразу обратил на себя внимание в законодательной палате Вирджинии. Ему принадлежала поначалу лишь скромная роль в кругу старших коллег- известных политических деятелей колонии, обладавших определенным опытом. 
 
    Едва только отрылось заседание, как сразу зазвучали гневные речи в защиту прав колонистов. Они испугали многих, а кое-кто из земельных магнатов даже выступил с призывом к «благоразумию». Однако большая часть депутатов, а среди них был и Томас Джефферсон, проголосовала 16 мая за четыре резолюции, являвшиеся дерзким вызовам королевским прерогативам. Три из них гласили: население Вирджинии может облагаться налогами лишь по постановлению своего выборного самоуправления и подлежит юрисдикции местных судов, а также имеет право на совместные с другими колониями действия в защиту своих законных интересов. В четвертой заявлялось, что короне будет предъявлен свод прав и свобод жителей колонии. Губернатор Беркли немедленно распустил палату. Тогда случилось то, что стало важным прецедентом в процессе развития американской революции. Законодательная палата Вирджинии не подчинилась требованиям губернатора. Вопреки его требованиям большинство депутатов не разъехались по домам, а отправились в таверну «Рейли» и продолжили заседание. Такое поведение имело серьезные последствия. Бойкот принял массовый характер. В результате, ввоз товаров из Англии резко сократился и это ударило по прибылям британских купцов. Новое английское правительство пошло на некоторые уступки, отменила некоторые ранее введенные пошлины. Однако, подобная политика метрополии удовлетворяла не всех. 
 
    Не удовлетворяла она и Томаса Джефферсона. Он входил в число тех вирджинских депутатов, которые голосовали за четыре знаменательные резолюции, а затем провели нелегальное заседание в таверне «Рейли». И он не только выдержал экзамен на политическую зрелость, но и обрел уверенность в неизбежности бескомпромиссной борьбы. В отличие от тогдашних политических лидеров Вирджинии, он считал объектом борьбы отнюдь не только налогообложение и таможенные сборы. Речь шла о много большем. Поэтому он присоединился к немногочисленной группе депутатов, которых не успокоили уступки со стороны метрополии и которые решили продолжать борьбу. Позиция Томаса Джефферсона основывалась не столько на возражениях против сохранившихся таможенных сборов за чай, столько на неприятии самого принципа королевского вмешательства в дела американских колонии. Он не без основания полагал, что пошлина на чай является опасным прецедентом и оставлена в качестве символа английского господства над Северной Америкой. И действительно, дальнейшие события 1770-1772 годов подтвердили данное его предположение. Особенно ситуация обострилась в 1772 году, когда в Лондоне было принято постановление ,согласно которому жалованием губернаторам, чиновникам и судьям в колонии должна была выплачивать королевская казна. Американские купцы, промышленники и плантаторы расценили эти действия английского правительства как попытку метрополии подобным образом упрочить свою власть в Северной Америке. На данное нововведение они ответили созданием собственных, независимых органов управления в лице комитетов связи. Первый из них был утвержден в Бостоне, а вскоре они появились и во всех городах Массачусетса. И вновь примеру крупнейшей колонии Севера последовала самая крупная колония Юга – Вирджиния. В определении позиции ее законодательной палаты сыграл Томас Джефферсон. К тому времени он уже не был новичком в политике и даже успел проявить себя более радикальным деятелем, чем большинство его коллег. Достаточно отметить, что первая законодательная инициатива Джефферсона касалась облегчения участи рабов.в этот период именно политическая деятельность стала для него первым делом. В поле зрения Томаса Джефферсона оказались многие проблемы, волновавшие колонистов, и он чаще всего поражал своих коллег по законодательной палате своими смелыми выступлениями. Джефферсон первым выступил против религиозной нетерпимости, назвав ее оплотом господствовавшую в Вирджинии англиканскую церковь. А его критика генерального суда колонии была самой ранней попыткой перенести на американскую почву идею европейских просветителей о разделении законодательной, исполнительной и судебной власти. Постепенно Джефферсон понял, что приверженность власти метрополии сохраняла та часть землевладельцев и купцов, чье состояние зависело напрямую от королевских законов и торговлей с Англией. Он также увидел и то, что объединяло и вовлекало в борьбу с метрополией самые различные слои населения колоний. И Томас Джефферсон не только встал на сторону последних, но и решительно примкнул к их левому крылу, занимая по мере развертывания борьбы все более антибританскую позицию. 
 
    Раньше многих Томас Джефферсон осознавал основную слабость революционных сил Северной Америке – изолированность их выступлений. В нем крепло убеждение, что ни одна американская колония ничего не добьется, действуя в одиночку, и что только совместными усилиями можно противостоять диктату колонии. Поначалу идею колониального единения разделяла небольшая группа депутатов, однако постепенно круг сторонников данной идеи значительно расширился, был создан первый комитет связи в Бостоне, а затем и других городах колоний. Так возникла политическая организация, которая объединяла революционные силы Северной Америки и способствовала усилению тяги к ее независимости. Став одним из инициаторов создания комитетов связи, Томас Джефферсон выдвинулся в число ведущих политических деятелей Вирджинии. 
 
    Между тем, события развивались со все возрастающей быстротой. Власть губернатора, лишенного поддержки войск, ослаблялась с каждым днем и переходила в руки комитетов связи. Суды закрылись, и Томас Джефферсон, закончив свое последнее судебное дело, навсегда распрощался с юридической практикой. В мае 1774 года проходила очередная сессия законодательной палаты Вирджинии. Томас Джефферсон основательно готовился к выступлению на ней, однако не участвовал там по причине болезни дизентерией. Однако, он передал наброски своей несостоявшейся речи Рейндольфу. Это были записи, изданные впоследствии в виде памфлета под общим названием «Общий взгляд на права Британской Америки» и получившие широкую известность. В них Томас Джефферсон изложил мысли, объективно означавшие призыв к отделению колоний от метрополии. Впрочем, пока еще эта идея не была высказана им открыто. Текст содержал даже обращение к милостивому «благоразумию№ короля деле «соразмерной» защиты интересов и прав всех частей его империи. Необходимо отметить, что концепцией «Общего взгляда» была верно понятая Джефферсоном идея об ущемлении Англии основных человеческих прав, а не идея о королевской власти. Целью американцев, говорилось в трактате, является их благополучие, а поскольку они достигаю его собственным тяжким трудом, то вправе сами определять свой политический статус. 
 
    Томас Джефферсон перечислял бесчисленные факты насилия метрополии над американскими колонистами, поставившими их в полную зависимость о корыстной политики Англии. «Отдельные акты тирании еще могли быть отнесены к преходящим явлениям дня, — писал он, — но серия репрессивных действий, начавшаяся в известный период и проводимая неуклонно через все министерские перемены, слишком очевидно показала себя сознательно, систематически планом обращения нас в рабство». С большой силой прозвучали слова Джефферсона, в которых он, обращаясь к королю, в традиционной форме изложил идею единения американских колонистов для совместной бескомпромиссной борьбы за свои права: «Бог, давший нам жизнь, дал нам одновременно и свободу; сила может уничтожить, но не разобщить нас. Это, Ваше величество ,является нашим последним и окончательным решением» 35 Главную же свою мысль он выразил следующим образом: «Британский парламент не имеет права осуществлять над нами свою власть»36 Данный трактат вызвал противоречивые чувства среди членов палаты, но все же оказал значительное решение на принятие решений о запрете на торговлю Вирджинии с Англией и о созыве континентального конгресса для определения дальнейших совместных действий. Первый континентальный конгресс открылся 5 сентября 1774 года и длился свыше 7 недель, однако Томас Джефферсон не присутствовал на нем по причине еще продолжавшейся болезни. Его работа под названием «Общий взгляд», которая должна была выступать в качестве инструкции для делегации от колонии Вирджиния, была напечатана в местной типографии без указания авторства, так как официальные власти опасались возможных репрессий со стороны английских властей. Значение данной работы Джефферсона состояло в том, что он представлял собой идеологическое обоснование для совместной борьбы против диктата метрополии. Поэтому, как только в Англии стал известен автор «Общего взгляда», его имя сразу же было занесено в список лиц, подлежащих проскрипции. Делегаты Вирджинии проявили на континентальном конгрессе исключительную активность. На данном конгрессе были выработаны важные решения, означавшие ,что сделан решительный шаг в борьбе против метрополии. Важное значение имело постановление об образовании комитетов в графствах и округах. Они, так же, как и прежние комитеты связи, впоследствии практически повсеместно стали называться комитетами безопасности и стали зародышами новой, революционной власти. В результате их деятельности практически каждый американец был поставлен перед выбором: поддержать бойкот англичан, встав на сторону дела независимости, либо сохранять лояльность короне и тем самым обречь себя на участь предателя. Для Джефферсона данная дилемма была уже давно решена, и он занял свое место в рядах революционеров. Сограждане оказали ему честь, избрав председателем Комитета безопасности в Албермале, сразу же взявшего на себя всю полноту власти в графстве. Этот комитет, как и ему подобные в других графствах, в первую очередь приступил к формированию ополчения. Практически это означало подготовку вооруженного восстания. Одним из первых добровольцев стал Томас Джефферсон. 
 
    Дальнейшие события приняли еще более напряженный характер. Тревожная обстановка заставила депутатов распущенной губернатором вирджинской палаты вновь собраться в марте 1775 года и активно решать дальнейшую судьбу колонии. На этом тайном заседании достаточно сильно заявила о себе революционна группа, душей которой стал Томас Джефферсон, а главным организатором- Патрик Генри. Первому принадлежали идеи, второй облек их в пламенные речи. Суть плана, предложенного депутатами, состояла в том, чтобы реорганизовать отряды милиции в колониях в ополчение и объявить военное положение. Джефферсону пришлось выступать несколько раз, призывая Вирджинию не покориться. В заключительной своей речи он использовал аргументы, дававшие верное освещение событий и способствовавшие сплочению революционной фракции. Также немаловажную роль сыграла позиция Джорджа Вашингтона, пользовавшегося всеобщим уважением. Идея решительных действий была принята с незначительным перевесом. Необходимо отметить ,что умеренные силы были в том время еще сильны. Влияние умеренных особо сильно сказалось на деятельности второго континентального конгресса, состоявшегося летом 1775 года на этот раз при участии Томаса Джефферсона. Джефферсон вошел в состав «Комитета пятнадцати», избранного платой для разработки плана создания вооруженных сил в Вирджинии, и принял активное участие в этом деле. Громадную роль сыграл Томас Джефферсон и в определении позиции вирджинских депутатов в вопросе обличения коварной сущности английского предложения о снисхождении к колонии в отношении уплаты налогов в замену на лояльность последней и отказа от военных действий. Для Джефферсона это был час великого испытания, и он блестяще его выдержал, сумел своей непоколебимой верностью делу революции увлечь за собой и единомышленников, и колеблющихся. О том говорит и решение депутатов предоставить именно Джефферсону, уже известному своими леворадикальными взглядами, право дать ответ на предложение лорда Норта. Будущий автор Декларации независимости зачитал свой тщательно подготовленный проект резолюции палаты, не оставляющий места для каких бы то ни было недомолвок. В нем заявлялось, что вирджинцы отмечают предложения лорда Норта, поскольку оно «меняет лишь форму угнетения, не ослабляя самого бремени». Далее, это предложение характеризовалось как явная уловка, предпринятая британским правительством с целью добиться от американцев добровольного признания прав Англии взимать с них налоги и творить произвол в отношении экономической и политической жизни колонии. «Мы полагаем, — сказал он в заключение, -что связаны честью, равно как и интересам, с общей судьбой наших сестер-колоний и будем рассматривать себя отступниками, если предпримем действия, отличные от их действий» 37. Надо отметить, что Джефферсон сумел найти отличный способ воздействовать на ту часть депутатов, которая все еще проявляла малодушие. Даже наиболее упорные сторонники компромисса был вынуждены, по крайней мере внешне, отказаться от своей позиции, так как им совсем не хотелось оказаться в роли предателей перед лицом уже вооружившихся и готовых к борьбе масс. Большинство же депутатов искренне разделяли мысли, выраженные Томасом Джефферсоном. В результате, палата проявила редкое единодушие и резолюция была принята, что означало объявление войны. 
 
    Томас Джефферсон понимал, что предстоят годы тяжкой борьбы, и никто не мог ручаться, что предстоят его, как и всех, поднявшихся на борьбу, ожидает скорая победа. Сейчас еще трудно было предсказать, как будет развивать освободительная борьба колонии против метрополии. Необходимо отметить, что ко времени работы Джефферсона во втором континентальном конгрессе и комитете, его уже многие знали. О нем слышали, читали его «Общий взгляд» и были знакомы с написанной им резолюцией вирджинской палаты. Это обеспечило ему на конгрессе, по словам Джона Адамса, «репутацию человека, искушенного в литературе, науке и обладающего счастливым талантом композиции» 38. Делегаты отмечали открытость, доброжелательность, ум и энергию Джефферсона. Тот же Адамс, слывший человеком вспыльчивым и своенравным, говорил о нем: «В беседах он быстр, откровенен, точен и решителен… Поэтому он скоро завоевал мое сердце». Немного позднее, в то время, когда уже начались активные боевые действия на территории Северной Америки, встал вопрос о выработке документа, который должен был определить цели американцев в начавшейся войне в Англией. Бесконечные споры по поводу содержания Декларации о причинах и необходимости обращения к оружию привели в тому, что работа специального комитета, избранного для ее разработки, не сдвинулись ни на шаг. Поэтому делегаты конгресса с большим воодушевлением встретили Джефферсона, имя которого к тому времени было уже достаточно хорошо известно среди радикально настроенных колонистов. Именно Томасу Джефферсону довелось сыграть основную роль в выработке Декларации о причинах и необходимости обращения к оружию. В поисках выхода из тупика, в котором оказался избранный для этой цели комитет, конгресс включил в состав комитета Джефферсона, с тем, чтобы он представил свой вариант декларации. И то, чего не удалось достичь за полтора месяца, было сделано в течение нескольких дней. Главным вопросом в данном документе являлся вопрос о цели борьбы против метрополии. Томас Джефферсон видел ее в объединении американцев и завоевании независимости во имя создания свободного, демократического государства. Эта идея целиком владела им, он жил ею, и поэтому для него не составило большого труда сформулировать ее в декларации. Однако, его проект сразу же встретил возражения со стороны определенной группы депутатов, выражавшей взгляды той части американской буржуазии, которая пока еще не представляла своего существования вне Британской империи. В частности, свои поправки вносил Дикинсон. Он назвал проект излишне воинственным и оскорбительным для Англии, однако согласился его принять с условием исключения слов о стремлении колоний к независимости. Томас Джефферсон не стал спорить, так как понимал, что поправки, предлагаемые Дикинсоном, не изменят основную суть проекта. После изъятия или смягчения некоторых формулировок окончательный текст был принят комитетом и утвержден конгрессом. Он гласил: «Нас принудили встать пред альтернативой: либо безоговорочное подчинение тирании самовластных министров, либо вооруженное сопротивление. Именно последнее является нашим выбором. Мы знаем ,чего стоит эта борьба, и мы не знаем ничего более постыдного, чем добровольное рабство. Честь, справедливость и гуманность не позволяют нам униженно отказаться от свободы, которая нам досталась от наших доблестных предков и которую наше невинное грядущее поколение имеет право принять от нас» 39. Для тех, кто неохотно следовал решительному курсу, этот документ был своего рода политическим средством, с помощью которого они надеялись добиться от короля и парламента привилегий в торговле и большей автономии. Но довольно скоро выяснилось, что они ошибались. Томас Джефферсон и его единомышленники с самого начала знали, что в своей декларации они обращаются не к Лондону, а к американцам, для которых она прозвучит как призыв к действию. Таков был первый крупный вклад Джефферсона в деятельность первого континентального конгресса. За первым успешно выполненным поручением последовало новое, не менее важное – подготовить ответ конгресса на предложение лорда Норта. Он был выбран вторым в состав особого комитета, занимавшегося подготовкой данного документа. Необходимо отметить, что в комитет входили такие выдающиеся политические деятели как Франклин, Адамс, Ли, которые единодушно предоставили своему молодому коллеге честь составления проекта. Томас Джефферсон сосредоточил свое внимание на формулировании позиции американцев, так как считал, что сложившуюся ситуацию можно решить только «посредством эффективных военных мер». Причину конфликта между колонией и метрополией он видел не просто в споре о налоге, а в том, что американцы твердо решили покончить с вековой покорностью силе, противопоставив ей свою силу. Они пришли к следующему выводу: «Ничто, кроме наших усилий, не может сокрушить предоставленный министром выбор между смертным приговором и полным подчинением». Данная мысль составляла основное содержание ответа и показывала неизбежность вооруженного столкновения в условиях гнета метрополии. По существу, данный документ был обращен к Америке, хотя формально предназначался для Англии. Свою задачу Джефферсон видел в том, чтобы еще и еще раз показать американцам, что данную ситуацию можно решить только военным путем. Но чтобы поднять американцев на вооруженную борьбу и укрепить в них решимость сражаться за свободу, нужны были неотразимые аргументы, и здесь Джефферсон проявил свой изумительный талант словом будить умы и сердца людей, поднимать своих сограждан на борьбу против метрополии. 31 июля 1775 года второй континентальный конгресс утвердил представленный Джефферсоном ответ лорду Норту, а 5 сентября конгресс прервал свою работу. Далее проходили выборы вирджинской делегации на следующую сессию конгресса. И снова был избран, заняв третье место по числу голосов, Томас Джефферсон. 
 
    В тот момент важнейшее значение в условиях войны против сильнейшей в Европе державы приобрела проблема поиска союзников среди враждующих с Англией стран. Американские лидеры, в том числе Джефферсон, хорошо понимали, что колониям не обойтись без поддержки извне, поэтому направляли все усилия для привлечения на сторону американцев прежде всего тех государств, которые потерпели поражение от Англии в Семилетней войне и были заинтересованы в ослаблении своей победительницы. Также достаточно острой была ситуация и внутри самих колоний. Открыто выступили противники войны с метрополией, так называемые лоялисты или тори, увидевшие в массовом движении колонистов угрозу свои привилегиями. Они не только саботировали мероприятия по мобилизации сил колоний против английских карательных отрядов, но и создавали вооруженные отряды для расправы над сторонниками революции. Также второму континентальному конгрессу, уже ранее отвергнувшему идею примирения с метрополией и объявившему о причинах вооруженной борьбы, предстояло теперь ясно и недвусмысленно сказать о ее целях. Томаса Джефферсона тревожили все эти вопросы и он активно готовился принять участие в поисках их решения. И кончено, с он думал о том, какой путь изберет его страна в борьбе с Англией. Требование независимости Северной Америки тогда еще не выдвигалось лидерами революционного крыла, но Лондон предоставил колониям единственный выбор –«смертный приговор или полное подчинение» 40. Поэтому Джефферсон, как и другие лидеры революционного крыла, вплотную подошли к выдвижению требований о независимости колонии. Джефферсон понимал, что эта идея уже владела умами широких масс населения колонии. И впоследствии, когда Томас Джефферсон объяснял, что руководило им при создании обессмертившей его имя Декларации независимости США, он говорил не о стремлении «раскрыть новые принципы или новые доказательства», а он желании дать «выражение умонастроения Америки»41которое можно было обнаружить «в выступлениях, письмах, печатных эссе и в доступных сочинениях о государственном праве». Джефферсон разработал также инструкции для законодательной палаты, которые гласили, что вирджинская делегация на национальном конгрессе должна «предложить этому уважаемому собранию объявить Соединенные колонии свободными и независимыми штатами» 
 
    42. Такая решительная радикализация, подготовленная всей логикой развернувшейся борьбы была характерна в тот момент для многих колониальных лидеров и усиливалась жесткой позицией Лондона по отношению к колониям. Работа второго континентального конгресса становилась все более тяжелой из-за развернувшихся активных военных действий. Процесс радикализации колоний все более усиливался; те немногие колонии, еще не готовые к разрыву с Англией, постепенно осознавали эту необходимость. Идея независимости была представлена на рассмотрение делегатов конгресса от имени вирджинской делегации. В этом знаменитом документе предлагалось провозгласить, что «данные Соединенные колонии по праву должны быть и являются свободными штатами; они освобождают себя от всех обязательств перед британской короной; все политические связи между ними и Великобританией должны быть и являются полностью уничтоженными» 
 
    43. Безусловно, часть делегатов оказалась не готова к принятию такой резолюции, но идея независимости не была отвергнута. Было решено образовать комиссию для подготовки документа, обосновывающего провозглашение независимости. В комиссию вошли пять человек: крупнейший выразитель революционной идеологии Бенджамин Франклин, Джон Адамс и Томас Джефферсон и умеренные представители Пенсильвании и Нью-Йорка Диксон и Ливингстон. На первой же встрече было решено поручить написание текста и представление его одному человеку- единогласно был выбран Томас Джефферсон. Надо сказать, что Джефферсон поначалу отказывался от выполнения данной роли, однако после убедительных доводов Адамса был вынужден согласиться. За семнадцать дней Томас Джефферсон закончил этот напряженный труд, ставший историческим подвигом и прославивший его имя. Уже во время предварительного рассмотрения проект Томаса Джефферсона вызвал решительные возражения со стороны лояльно настроенных членов комиссии. Франклин и Адамс, внеся несколько чисто стилистических поправок, одобрили текст и 30 июня 1776 года Декларация была представлена на рассмотрение в конгресс с рекомендациями о ее утверждении. Борьба продолжалась и в конгрессе, хотя она уже коренным образом отличалась от дискуссии, которую вызвала в начале июня «Резолюция независимости», так как расстановка сил значительно изменилась в пользу радикалов. Характер дискуссии многие исследователи отмечали как доброжелательный. Более того, делегаты признали Декларацию шедевром и приняли ее, внеся всего лишь две принципиальные поправки. Одна из них была вполне оправданной, так как в итоге привела к смягчению излишне резких обвинений в адрес английского народа по поводу его недостаточной поддержки борьбы колонистов. Вторая поправка имела гораздо более существенное значение. Речь шла о том пункте Декларации, где Томас Джефферсон в форме одного из обвинений , предъявленных Георгу 3, осудил рабовладение и работорговлю. Пункт этот гласил ,что английский король «вел жестокую войну против самой человеческой природы. Он посягал на ее самые священные права – жизнь и свободу лиц, принадлежащих к народам, живущим далеко отсюда и никогда не причинявшим ему ничего дурного. Он захватывал и обращал их в рабство в другом полушарии. Причем часто они погибали ужасной смертью, не выдержав перевозки. Эту пиратскую войну, позорящую даже языческие страны, вел христианский король Англии. Исполненный решимости сохранить рамки, где человека можно купить и продать, он обесчестил назначение власти, когда подавлял любую законодательную попытку запретить или ограничить эту отвратительную торговлю» 
 
    44. Томас Джефферсон еще в само начале своей политической карьеры активно выступал за улучшение положения негров-рабов и в последующие годы он все более настойчиво осуждал этот позорный институт, противоречивший его социально-политическим идеалам. Определенной опорой для него служила позиция части южных плантаторов, испытывавших сомнения относительно дальнейшего сохранения рабства. Эта тенденция имела место не только в Вирджинии, но и других колониях- Северной Каролине, Мэриленде. Объяснялась она тем, что истощение земель и падение цен на табак привели к кризису плантационной системы, в условиях которого рабский труд становился все менее рентабельным. Если в названных колониях по крайней мере впоследствии предпринимались попытки ограничить импорт рабов, то диаметрально противоположную позицию занимали Южная Каролина и Джорджия. Там производились рис и индиго, по-прежнему пользовавшиеся высоким спросом на мировом рынке, и в увеличении ввоза рабов местные плантаторы видели залог своего процветания. В сохранении института рабства были весьма заинтересованы купцы Севера, которым торговля неграми приносила огромные доходы. Именно поэтому приведенное место из проекта Джефферсона встретило решительную оппозицию и, несмотря на все усилия его сторонников, в конце концов было исключено из Декларации. «Пункт… осуждающий порабощение жителей Африки, -констатировал Томас Джефферсон, -был изъят в угоду Южной Каролине и Джорджии, которые никогда не пытались ограничить ввоз рабов и, напротив, намеревались продолжать работорговлю» . Обвинения в адрес английского короля и парламента, составлявшие всю вторую часть Декларации, касались также запрета переселяться на западные земли, установления высоких пошлин, ограничения торговли, обложения налогами колонистов без их согласия, пренебрежением к местным органам самоуправления, закрытия портов, применения войск против народа и т.д. В этом отношении написанный Томасом Джефферсоном документ во многом напоминал подготовленную им же и принятую конгрессом в 1775 году декларацию «О причинах, заставивших американцев выступить с оружием в руках против Англии». Основное различие состояло в том, что теперь перечень «беспрестанных несправедливостей и узурпаций» со стороны метрополии, «имевших своей прямой целью установление неограниченной тирании», был расширен, а главное- заканчивался выводом о неизбежности разрыва Северной Америки с Англией. Декларация независимости, однако ,оставила нерешенными ряд других проблем, которые приобрели в то время значительную остроту. Среди них такие, как социальное и политическое бесправие населения, обусловленное имущественным и половым цензом. Однако, работая над документом, Томас Джефферсон ставил перед собой гораздо более широкую задачу. Для него борьба за независимость была прежде всего битвой за создание свободного американского государства, основанного на демократических принципах. И свое понимание этих принципов он выразил самом начале написанного им текста, подчеркнув, тем самым, что придает им важнейшее значение. Именно эта короткая, но насыщенная искрометными идеями преамбула принесла Декларации и ее автору всемирную славу. Она начинается следующими словами: «Когда в ходе человеческий событий становится необходимым для народа порвать политические связи, которые соединяли его с другим народом, и занять место, на которое человеческие и божеские законы дают ему право, следует из уважения к другим народам объяснить причины, побудившие его к отделению». 
 
    Как отмечают историки, «сущностью политической философии Декларации являлся принцип народного суверенитета» 
 
    45. И действительно, в одной фразе было выражено право нации и на самоопределение, обусловленное единство волей народа, являющейся, таким образом, высшим началом, и на равное место среди других наций, что, бесспорно, означает призыв к отказу от посягательств на свободу и независимость народов. Вместе с тем выраженное здесь же желание объяснить всему миру «причины, побудившие к отделению», представляют собой не что иное, как провозглашение принципа взаимного уважения народов. Далее следует определение социально-правовых основ человеческого общества. Оно гласит: «Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди созданы и наделены своим создателем определенными неотчуждаемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу и стремления к частью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, чья справедливая власть зиждется на согласии управляемых. Всякий раз, когда какая-либо форма правления нарушает этот принцип, народ вправе изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство , основанное на таких принципах и такой организации власти, какие, по мнению народа, более всего могут способствовать его безопасности и счастью. Провозглашение этих принципов означало отказ от феодально-абсолютистской идейной традиции. Оно также представляло собой революционную трактовку идей Просвещения, и прежде все учения Джона Локка «О царстве разума», основанном на «естественном равенстве людей», на свободе частой жизни личности и на праве частной собственности. Их соответствующей этому учению формулы неотъемлемых прав человека Томас Джефферсон решительно исключил обладание собственностью, заменив его стремлением к счастью. И этот выбор определил прогрессивное значение Декларации, так как наделял равными правами всех людей независимо от их имущественного положения. Развивая идею равноправия, Декларация провозглашает народ единственным вершителем своей судьбы. Только на «согласии управляемых» основана власть правительства, и он вправе «изменить ли уничтожить» форму правления , если сочтут, если она противоречит их стремлению к «безопасности и счастью». Это положение означает, что провозглашенное Декларацией «право на революцию не подлежит никакому сомнению». Спустя почти столетие после принятия Декларации президент США А. Линкольн говорил: «Достоин любой чести Джефферсон, который в конкретной напряженной обстановке борьбы за национальную независимость одного народа проявил качества хладнокровия, предвидения и мудрости, введя в обычный революционный документ абстрактную истину, действенную во все времена и для всех народы» 
 
    46. И хотя лишь годы спустя стало широко известно, кем написана Декларация независимости, ее создание явилось важной вехой в жизни и деятельности Томаса Джефферсона. Это его творением был первый в истории государственный документ, провозгласивший основой организации человеческого общества народный суверенитет, равенство всех людей и неотъемлемое право не только на жизнь, но и на свободу и стремление к счастью, но и на революцию во имя этих целей. Идеям, выраженным в Декларации, он сохранил верность навсегда. Почти три с половиной десятилетия после принятия ее конгрессом, в 1810 году, Томас Джефферсон писал, что забота о свободе и счастье людей должна быть целью всякой политической организации и «всех человеческих усилий». Декларация независимости на века прославила Джефферсона, поставив его в один ряд с величайшими идеологами Просвещения. Но ее создание оказалось только началом долгого пути, больших свершений. День принятия Декларации независимости стал национальным праздником для всех колонистов, Америка радостными криками, пушечными выстрелами и звоном колоколов приветствовала «свидетельство о рождении» своего независимого государства. Однако, для Томаса Джефферсона, в отличие от большинства его земляков, революция не закончилась отделением от короны и его уже в то время тревожила перспектива внутреннего противоборства. Каким станет государство, у истоков которого он стоял? Воплотятся ли в реальную жизнь все идеи, высказанные им в Декларации или они останутся лишь на бумаге? Его ни на миг не покидала мысль о будущем страны, хотя он продолжал деятельно участвовать в работе конгресса и многих комиссий, разделяя общие заботы о ведении войны с Англией. Однако процесс единения тринадцати колоний, объявленных свободным, в единое государство оказался достаточно сложным. Этот факт подтверждается долгим и болезненным процессом принятия очень важного и основополагающего для молодого государства документа – «Статей конфедерации», ставшим первой конституцией CША. Однако, данный документ не решил проблему укрепления центральной власти, ни, тем более, не улучшил положение трудового населения. И Томас Джефферсон отлично понимал это, поэтому взял на себя труд подготовить проект конституции для штата Вирджиния. Но этот проект не был принят, так как в тот момент достаточно сильны были консерваторы. Они взяли из проекта Джефферсона лишь несколько фраз, хотя и эти несколько фраз определили достаточно прогрессивный характер вирджинской Конституции. Эти положения касались провозглашения народного суверенитета и права на революцию, разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, провозглашения и гарантирования свободы печати, запрета передачи должностей по наследству, налогообложения без представительства. Консервативный блок отверг ряд других положений, касающихся запрета на ввоз и торговлю рабами, раздела государственных земель. Итак, принятая под давлением консервативных элементов вирджинская конституция была направлена на то, чтобы воспрепятствовать перерастанию войны за независимость в борьбу за демократические права граждан и социальные преобразования. Но Томас Джефферсон не мог с этим примириться. От его имени Эдмунд Рейндольф, выступив в палате, выразил сомнение в ее правомочности принимать основополагающие законы. Речь шла о следующем: депутаты, избранные в апреле 1776 года, то есть до провозглашения независимости, не получили от населения полномочий на выработку конституции, следовательно, их попытка навязать свою волю народу означала бы узурпацию власти. Эта мысль была высказана Томас Джефферсон с целью попытаться раз и навсегда определить, во-первых, полную зависимость органов власти от воли тех, кто их избрал, реально осуществив таким образом идею народного суверенитета, и, во-вторых, создать предпосылки для демократизации законодательства в ходе дальнейшего развития революции. Однако, на данные выпады консервативная фракция ответила, что если избранные представители вправе провозгласить независимость, то ничто не мешает им определить и основы нового государственного устройства. Но Томас Джефферсон не растерялся и заявил, что между провозглашением независимости и созданием конституции существует огромное различие, так как революция «не передает власть ни олигархии, ни монархии. Она возвращает власть в руки народа». Акт провозглашения независимости, по его мнению, был связан с образованием новой власти только тем, что отдавал это дело на суд всей нации, а не тем лицам, которые выразили содержавшееся в нем требование жить свободно. Кроме того, этот акт был единовременным и соответствовал ясному волеизъявлению народа, тогда как создание конституции – процесс, первоначальной стадией которого является получение «согласия управляемых» на ту или иную форму правления. Только в это случае, подчеркивал Томас Джефферсон, обещания Декларации не останутся пустым звуком. В теории создания демократического правления, выдвинутой Джефферсоном, получила свое развитие концепция народного представительства, в чем и заключается его огромная заслуга. В борьбе между правыми и левыми Томас Джефферсон все более решительно выступает на стороне народного социального движения, интересы которого переплетались с общей борьбой за независимость. Радикально настроенные массы хотели демократических преобразований, одновременно продолжая вооруженную борьбу за независимость. Но консервативная фракция уклонялась от подобных требований, ссылая на необходимость сосредотачивать внимание на борьбе с Англией, а не на внутренних препирательствах, таким образом они преградили путь демократическому течению. Несколько лет спустя Томас Джефферсон писал, что в то время «…республиканским представляли все, что не является монархическим. Мы еще не усвоили основополагающий принцип, что правительства являются республиканским лишь в той мере, в какой они воплощают и осуществляют волю народа». Этой мечте Джефферсона так и не суждено было осуществиться в Америке. Но за нее он сражался целую жизнь и много достиг. В доказательство тому может служить факт его длительной борьбы против антидемократической конституции Вирджинии. В начале октября континентальный конгресс избрал его для выполнения ответственной миссии. Было решено, что Томас Джефферсон вместе с Франклином отправится в Париж для ведения переговоров с французским правительством. Это было очень почетное поручение, означавшие признание заслуг и вклада Джефферсона в дело американской революции. Однако Томас Джефферсон отказался принять данное предложение в силу семейных обстоятельств. Но все же не семейный обстоятельства оказали решающее влияние на его выбор. Он писал впоследствии, что заставило его отказаться: «Я видел, что главное поле деятельности находилось дома. Здесь нужно было сделать многое, имевшее непреходящее значение для создании новой модели нашего правительства»
 
     47. В условиях неопределенного будущего молодой республики многим импонировало стремление Джефферсона перейти от общих лозунгов к решению реальных проблем. Программа его состояла в том, чтобы опираясь на революционную волну и рост политической активности масс, заложить основы будущего демократического государства, которое представлялось ему республикой независимых фермеров. Только труд земледельца, считал он, «пробуждает в человеке достоинства, стремление к справедливости, укрепляет в нем дух республиканизма». Программа демократических преобразований в штате Вирджиния Томаса Джефферсона была обширна. Она включала ликвидацию рабства и феодальных форм землевладения, а вместе с ним и господства аристократии, распределение земель среди неимущих, избавление от религиозного гнета, всеобщее образование, предоставление широким кругам населения возможность участия в политической жизни страны. Первое, к чему приступил реформатор, была попытка ликвидации системы майората – порядка наследования имущества без отчуждения и право первородства. Эта во многом несправедливая система носила характер архаичной и феодальной, поэтому не устраивала Томаса Джефферсона. Поэтому в октября 1776 года он внес в ассамблею предложение об отмене майоратства, а позднее – и права первородства. Очевидна умеренность предложения Джефферсона: он не собирался вводить уравнительное землепользование, а хотел утвердить лишь равенство имущественных прав среди состоятельных семей. Не случайно данный законопроект встретил слабое сопротивление и мало что изменил в действительном положении вещей. Гораздо более острой и значительной была его борьба за установление в штате религиозной свободы. Государственная англиканская церковь Вирджинии своими преследованиями иноверцев, экономическим гнетом и связью с метрополией заслужила ненависть рядового фермерства. У убежденного атеиста и просветителя Джефферсона религиозная нетерпимость и англиканские священники вызвали искреннее возмущение. И именно в борьбе с ними он проявлял больше бойцовских качеств. В ассамблею Вирджинии он внес резолюции, предусматривавшие отделение церкви от государства, отмену законов, препятствовавших свободе вероисповедания, а также отмену привилегий священников англиканской церкви и налогов в ее пользу. Против Джефферсона поднялись приверженцы официальной церкви во главе с Пендлтоном и Николасом, которые сумели отстоять связь церкви с государством. Став губернатором, Томас Джефферсон возобновил свое наступление, но только в 1783 году его сторонникам удалось провести билль о религиозной свободе через ассамблею. Этот знаменитый закон, как бы распространивший принципы Декларации независимости на область религиозной свободы, по праву считается одним из замечательных документов американской истории. Его философская преамбула – это гимн разуму и совести, освобожденным от диктата церкви. Закон этот прогремел по всей стране, был восторженно встречен просвещенной Европой и укрепил международную репутацию автора. Не случайно Томас Джефферсон считал его в конце жизни одним из трех своих замечательных творений. Самым интересным и характерным для Джефферсона был его законопроект «всеобщего распространения знаний». В соответствии с традициями Просвещения он считал образование залогом процветания республики, обеспечивающим мудрое правление и развивающим гражданские добродетели народа. «Для меня является аксиомой, — писал он Вашингтону, — что наша свобода может быть сохранена только в руках самого народа, наделенной известной степенью образования» 48. Томас Джефферсон подчеркивал, что образование «позволит ему разобраться в своих правах, поддерживать их и разумно выполнять свою роль в деле самоуправления. И он предложил трехступенчатую систему образования. В школах первой ступени предусматривалось бесплатное трехгодичное обучение. Также планировалось создание в Вирджинии 20 школ второй ступени. Они, как и начальные, также должны были содержаться за счет государства. Третьим звеном намеченной им программы просвещения являлось создание содержащейся на государственные средства общественной библиотеки. Данный законопроект не был однозначно одобрен конгрессменами, так как они усмотрели в нем «брожение умов». Однако, после долгой борьбы, которая длилась продолжительное время со всей присущей Джефферсону настойчивостью и последовательностью, законопроект был принят. Важное значение усилий в этом направлении состояло в том, что с тех пор принцип ответственности общества, государства (а не церкви) за воспитание граждан стал одним из существенных пунктов программы действий прогрессивных сил Америки. По плану Томаса Джефферсона в Вирджинии была также создана новая, более либеральная судебная система. Будучи адвокатом, он сам видел неприглядность и вопиющую несправедливость британских королевских законов. Все судопроизводство сводилось к произволу, преступления и наказания были зачастую несоразмерны. Свою задачу Томас Джефферсон видел в упрощении судопроизводства, устранении разночтений, служивших пищей для крючкотворства. Но главное заключалось в том, чтобы «свести к определенной системе весь ряд подлежащих возмездию преступлений и дать соответствующую градацию наказаний». Свои мысли на этот счет он изложил в билле «О соотношении преступлений и наказаний». Но данный документ так и не стал законом, хотя отдельные его части были приняты вирджинскими законодателями и способствовали расчистке путей для развития буржуазного законодательства, освобожденного от наследия феодальных перемен. Нельзя не упомянуть и еще об одной законодательной инициативе Томаса Джефферсона. Согласно предложенному им и принятому ассамблеей законопроекту, все права и привилегии граждан Вирджинии распространялись на граждан остальных двенадцати штатов. Это был важный шаг, способствовавший укреплению союза бывших североамериканских колоний. Активность Джефферсона как законодателя в период 1776-1779 годов трудно переоценить. Он подготовил множество биллей, каждый из которых показывал осведомленность автора, его способность вникнуть в суть вопроса, мастерство аргументации. Конечно, нельзя не видеть ограниченность этих реформ. Джефферсон, мечтавший о республике равных, объективно расчищал почву для развития буржуазной демократии со всеми ее язвами и пороками. Общечеловеческое упиралось в капиталистическую форму собственности, справедливость на бумаге становилась гарантией процветания немногих и угнетения большинства. Представитель буржуазии периода ее революционности, Джефферсон верил, что равные юридические права в сочетании с всеобщим образованием создадут трудолюбивому народу условия для человеческого счастья. Но частная собственность, хотя он и исключил ее из триады неотъемлемых прав, оставалась экономической основой общественной жизни, и именно она порождала неравенство и обесценивала многочисленные проекты. В этом заключалась трагическая сторона реформаторской деятельности великого американского гуманиста. Велика заслуга Томас Джефферсон в деле американской революции в период его пребывания на посту губернатора Вирджинии. На эту должность он был избран практически единодушно в 1779 году. Здесь Джефферсон действовал очень энергично и проявил свои прекрасные организаторские способности. Штат находился в очень тяжелом положении – царил экономический хаос, мешавший увеличению вклада Вирджинии в борьбу с неприятелем. Финансовое положение было крайне тяжелым. Безудержная инфляция нанесла жестокий удар революционным силам штата. Вирджиния должна была снабжать республиканскую армию людьми, оружием, боеприпасами, амуницией, провиантом. Но она оказалась не в состоянии выполнять свои обязательства. Новый губернатор вступил в борьбу с этими трудностями, понимая, что они обусловленные неблагоприятно развивающимися военными действиями, и веря в возможность их преодоления. Управление крупным штатом с его разбросанным по обширной территории населением было очень сложной задачей. Военное положение еще более усугубляло трудности. Все дела приобретали жизненно важное значение и не терпели отлагательства. Однако, положение ухудшалось еще и слабостью организационной структуры власти американских штатов. Томас Джефферсон, больше чем кто либо другой ощущал эти трудности, и настаивал на некотором изменении порядка организации управления, в частности в отношении проблем, непосредственно связанных с ведением войны. Томас Джефферсон оказался еще и в очень тяжелом положении, так как в момент непосредственной угрозы, нависшей над Вирджинией, он распоряжал лишь разрозненными силами, неспособными успешно противостоять вторжению регулярных английских войск. Также штат оказался тылом сражавшихся против англичан американских войск. Он прекрасно понимал обстановку и прилагал огромные усилия для оказания военной помощи соседним штатам. Но помощь вирджинцев не спасла положения. В грозный для республики час Джефферсон все силы направил на выполнение своего долга. Он принял пост губернатор на второй срок, решительно потребовав расширения собственных полномочий. В частности, Джефферсону удалось решить проблему организации связи с континентальным конгрессом и с Вашингтоном, создав службу оповещения, которая получила высокую оценку конгресса. Джефферсон, философ и идеолог революции, оказался и в военном деле на должной высоте. Он видел значительные преимущества партизанской войны в сложившихся тогда условиях. Кроме того, в его подходе к способам ведения боевых действий исключительно важное место занимала идея всенародной войны, и выражением этой идеи он считал ополчение. Он говорил, что свободная нация сильна добровольными усилиями граждан и их верой в правоту своего дела, а не принуждением и угрозой наказания. С подачи Джефферсона было решено создать регулярную армию. Благодаря этому уже в марте- апреле возникли предпосылки для создания ловушки, в которую попала группировка английских войск в октябре. Он сыграл важную роль в ведении боевых действий, выступив инициатором созыва ополчения. Борьба, которая за два года до этого была начата под руководством Томасом Джефферсоном, окончилась полным разгромом англичан на юге. Но ему самому не пришлось довести дело до конца. В тот момент , когда появились первые признаки улучшения военной обстановки, новым губернатором был избран Нельсон, что явилось подтверждением стремления определенных кругов к установлению диктатуры. Но Томас Джефферсон, несмотря на уход с поста губернатора, активно продолжал политическую деятельность и преуспел в деле американской революции и войны за независимость. В 1782 году он был направлен в Париж совместно с другими американскими политическими деятелями для выполнения дипломатической миссии. Франция была в то время единственной страной, с которой американцы заключили союзный договор (1778 г.), гарантировавший целостность американской территории. Джефферсон направил все свои усилия на сохранение единства штатов и ратификацию договора и внес большой личный вклад в юридическое оформление гарантий молодой республики. В 1783 году Джефферсон в составе вирджинской делегации участвовал в Филадельфийском конгрессе, которому надлежало ратифицировать подписанный 3 сентября в Париже мирный договор с Англией. Он направил все усилия на сохранение единства штатов и ратификацию договора и внес большой личный вклад в юридическое оформление гарантий независимости молодой республики. Документом, на основании которого конгресс ратифицировал 16 декабря 1783 года мирный договор с Англией, стал доклад Джефферсона. Также он стал создателем проектов, привезенных в Париж в 1784 году, которые характеризовались либеральным подходом к торговой политике. В соответствии с этими инструкциями были заключены политические и торговые договоры с девятнадцатью государствами, в основе которых лежала идея беспошлинной торговли. Миссия Джефферсона, таким образом, сводилась к двум задачам: сохранить союз с Францией в противовес Британии и Европе и способствовать подъему американской торговли с передовыми европейскими странами. Также им было предложено нечто новое в международных отношениях – обмен правами гражданства. То есть, американец, прибывший в Англию ,получал английское гражданство и наоборот. Подобная практика имела огромное значение, так как привела к расширению связей между государствами и народами. Осенью 1778 года Томас Джефферсон переключил свое внимание на внутриамериканские проблемы, так как в Филадельфии завершалось создание федеральной конституции США. Накануне республику потрясло восстание Даниэля Шейса. Движение массачусетских фермеров-должников по-новому заставило Томаса Джефферсона взглянуть на природу демократии. Его, прежде всего, стал интересовать демократизм конституции и волновали сепаратистские устремления. Поэтому Джефферсон выступил с рядом поправок. Первое его возражение против предлагаемого проекта конституции заключалось в недоверии к предоставляемой ею возможности неограниченного числа переизбраний президента страны. Томас Джефферсон видел в этом прямой путь к диктатуре. Второе – глубокое беспокойство по поводу гарантий прав гражданина. В письмах Медисону и другим своим друзьям он пишет о необходимости конституционного оформления и закрепления основных прав каждого избирателя и каждого гражданина вообще. 
 
    В дискуссиях по поводу конституции основными собеседникам Джефферсона были Лафайет и Пейн. Томас Джефферсон продолжал протестовать против принципа переизбираемости президента., но главным предметов его размышлений все более становится билль о правах — совокупность конституционно закрепленных гарантий основных прав граждан. Однако такое дополнение к конституции, означавшее фактически ее изменение, требовало нелегкой борьбы. Проект конституции был разослан легислатурам штатов для того, чтобы те либо приняли, либо отвергли его . дополнений и изменений члены конгресса не спрашивали. Тем не менее, Томас Джефферсон начинает борьбу. В письме к своему другу Медисону он рассматривает возможность удержать по крайней мере четыре штата от принятия конституции до тех пор, пока в нее не будет введено дополнение в виде билля о правах. Оба вирджинца сходятся в том, что категорическое отрицание конституции повредит делу американского единства, распылит силы тринадцати штатов, расколет американцев и поставит под угрозу саму их независимость. Но кроме того, конституция должна была содержать и другие важные начала. Она определяет государственное устройство и характер внутреннего управления, она касается общественной жизни и положения граждан штатов. Поэтому конституция призвана в большей мере отразить права гражданина государства, оградить его от произвола верховных властей. От характера конституции зависела судьба демократии. Летом 1788 года эта мысль полностью овладевает Джефферсоном. Его наброски и переписка с друзьями составили то, что впоследствии принял конгресс первого созыва: десять первых поправок к конституции, билль о правах – свобода слова, печати, совести, право на суд присяжных, право носить оружие и ряд других демократических свобод. 
 
    Конституция была принята в 1787 году и явилась результатом немалых политических компромиссов и главной ее целью было скрепление союза штатов более прочно. Принятие конституции как бы явилось логическим завершением американской революции, огромнейшую и важнейшую роль в деле которой сыграл Томас Джефферсон. Его вклад в дело борьбы за независимость и становление государственности США трудно переоценить. Именно благодаря целеустремленности этого политического деятеля в процессе завоевания демократических свобод в дальнейшем вывело США из кризиса и способствовало их дальнейшему политическому, экономическому и культурному развитию. Томас Джефферсон проявил себя в период борьбы за независимость и становления государственности как настоящий сын отечества, вникая абсолютно во все вопросы и проблемы колоний того времени. Он зарекомендовал себя не только как выдающийся политический деятельно, но и как дипломат, военнокомандующий и, самое главное, законотворец. Очевидно, что без участия Томаса Джефферсона в американской революции результаты не были бы столь значительными и колонии еще долго были бы разобщенными, что не привело бы к становлению государственности. 
 
Similar Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *