Лес пятидесяти улиц

 
  На днях действительно стало холодно, а иногда и морозно. В ход пошли шарфы с шапками и, нажимая на спуск камеры, уже не хочется снимать перчатку. И хотя все вокруг совсем по зимне-американски (шубы с кросовками, елки в пакетах и тд) на снег надеяться пока не приходится. 
 
   Вчера был, как раз тот самый Кристмас, который тут все, всерьез, считают основным праздником, почти ушедшего года. Похоже, это единственный день в году, когда в Америке действительно мало кто работает, даже трафика на дорогах и то нет – у него тоже выходной. Все это выглядит, как огромный всеАмериканский Шабат. И вот при почти полном отсутствии машин (небывалое зрелище) и ньюйоркеров, по Манхэттэну бродят орды туристов. И что удивительно, так это количество русскоязычных ой-посмотри-какой-высокий-дом. Я думаю, что весь Брайтон пригласил в гости всех своих родственников, а те в свою очередь захватили своих… 
 
   Пробираясь через столпотворение вокруг Елки Рокфеллер центра(аналог Елки Дома Съездов), я прошел через шеренгу проволочных ангелов,воздевших медные трубы. Они явно ожидали отмашки дирижера свыше, что бы съимпровизировать нечто последнее, джазово-апоколептичное для ничего не подозревающего народа. А народ валит в Собор св.Патрика, притулившийся между двумя небоскребами, ставит свечки и под звуки органа подпевает за Епископом, проповедующим из телевизоров развешенных по всему храму. Религиозное караоке… Негры, одетые Сантаклаусами,под новогодний бой пластиковых баков из под краски, танцуют рэп, напротив латины со своим перелетающим из страны в страну "Кондором", которому похоже совсем не важно — переход ли под ЦУМом или пятая Авеню… 
 
   Я выбрался к цетральному парку и решил еще раз попытать счастья пересечь его с юга на север. То, что с этим парком все не так просто — было понятно с самого начала. Какова атмосфера места выбираясь в которое тысячи НьюЙоркеров убеждены,что отдыхают душой и сближаются с дикой природой? Какова атмосфера отформатированного леса, насаженого на палочку 5 авенью и заканчивающегося лишь для того чтобы начался Гарлем? Эти пять километров в длину мне не удалось пройти ни с первого, ни со второго раза. То набредешь на Метрополитен музей, а от туда мало кто выбирается, то засмотришься на танцующую, на роликах, пару и уже на тебе — давно стемнело,а на сцене играют довольно неплохой джаз… но в этот раз все должно было получиться, я стою на 59 улице, дорога в глубь парка, обычно запруженная бегунами и велосипедистами, пустынна и только женщина на роликовых каньках, ругает на немецком долговязого мужика, понуро катящегося рядом с ней. 
 
   Я проходил через беседку, которая очень хотела казаться старой, через большие поляны, которые хотели казаться необъятными полями, через аллеи вязов которые считали себя рощами и взобрался на небольшой холм казавшийся себе скалой. На нем построено здание, которое по местным правилам могло бы считать себя "Ласточкиным гнездом", если бы знало — что это такое и как выглядит. 
 
   Смотровая площадка над небольшим водоемом (конечно же озером :о) и спускающиеся с нее тераски по названием "Сад Шекспира". Я действительно не знаю, что сказать об этом садике — заборчик, цветы, деревья, необычные лавки-скамейки… — все миниатюрно,красиво и примечательно, но эффект похоже в другом… Я сошел с последней тераски и обернулся. Надо мной нависала гора с замком в лучших Магриттовских традициях, справа озеро,если и не самое большое, то уж наверняка самое глубокое в мире,позади лежали необъятные долины для бейсбола и совершенно непроходимые вязовые леса с полуразрушенными языческими капищами и гиблыми местами Метрополитена и Гуггенхейма… 
 
   И я обогнул озеро против часовой из суеверных соображений, а не потому,что на тропинке его окружающей, висела стрелка односторонего движения. По мостику перебрался через ущелье с ревущим потоком машин, обошел ледяные поля катков, вслушиваясь в клокот подземелья 2-ой и 3-ей линий сабвея, увидел огромную белку размером с медвежонка, избежал встречи с парк-рейнджерами и вышел на 110 улицу… на этот раз. 
 
   Сначала я встретил Новый Год в Москве. Я слушал бой курантов, кричал… с Новым Годом… и залил микрофон шампанским… я был в нужное время, но не в нужном месте. 
 
   Так как наш президент оказался "not Y2K compatible", я ждал отставки Клинтона, но так и не дождавшись, поехал встречать NewYear в NewYork.
Неповерив термометру (0 С), оделся для -10, кинув в рюкзак камеру, пленки, шарф и два яблока, побежал на автобус. Тот оказался совершенно пустым, значит все ожидаемые тысячи народу уже на месте и ждут только меня. 
 
  Так как трафик полностью мутировал в людской, я уже через час сидел в кресле кинотеатра в даунтауне и гадал — какой же фильм будет для меня в этом году последним. Фильм оказался про среднестатистического американца, который решил изменить свою жизнь и что с этого получилось. А получилось для всех по разному, некоторым -совсем плохо. Самому же ему стало заметно лучше — настолько, что и быть застреленым в конце фильма было не жалко… 
 
   Я сидел в первых рядах и на титрах пробирался к выходу сквозь весь зал — народ сидел очень задумчивый, многие даже перестали жевать попкорн… 
 
   С каждым десятком улиц народу становилось все больше и больше. Я шел по Бродвею наверх, а потом вышел на пятую авеню. Тут бы количество сорри и экскъюз ми на квадратный метр превышало все допустимые нормы вежливости, и потому народ просто радостно толкался и поздравлял друг друга с наступающим. Через пару блоков я понял, что на самом деле здесь все играют в новогоднюю Американскую забаву — "Try to reach Times Square" и втянулся. Игра была организована следующим образом: они заварили канализационные люки, запустили в небо десяток вертолетов, в Гудзон десяток водолазов, а в Манхэттэн десяток сотен полицейских. Остальные 3 миллиона людей — не в счет. Они убрали все машины между 30-ми и 50- ми улицами и отгородились деревянными турникетами синего цвета от 5-ой и 8-ой авеню. Кто-то конечно занял места с утра, кто-то еще с лета забронировал места в гостиницах с окнами на Times Square, но они лишились участия в последней игре столетия. Для меня же она оказалась предпоследней.
 
Толпа описывает квадратные круги по периметру внешнего кордона, девушки и пъяные, пытаются уговорить полицейских пропустить их внутрь, те улыбаются и отсылают их на 34-ую и 59 –ую . Толпы народа по американски матерясь расходится в верх и низ по пятой. За кардонами совершенно пустынные улицы, с дымкой и редкими прохожими- как в фильмах ужасов. И вдруг на уровне 45-ой, то ли полицейские расслабились, то ли народ поднажал, но заграждения смели и бегом повалили в глубь. И я с ними. Дальше были другие кардоны, но было проще. Удавалось пролезть под или объяснить, что моя герлфренд уже там,а я еще почему-то здесь. Все про все заняло больше часа -и вот, я на Таймс Сквер. И сразу стало не интересно. Я был в нужном месте, но не в нужное время. 
 
   Время — одинадцать — народ стоит впритирку и радуется, как может, кто пивом, кто разноцветными шариками, а на него падают кусочки бумажного снега и разная музыка. На стенах случайно оказавшихся рядом небоскребов премешка рекламы и новогоднего ажиотажа. Вообщем — праздник… Выпускали охотнее, но теперь пришлось пробираться против течения и до парка я добрался к без четверти 12. Там бродили и катались на коньках и роликах, а так как в них особенно не потолпишься, то веселились более вольготно, чем в городе. Я понял, что до башни над "Шекспировским садиком" мне в этом тысячелетии не добраться и свернув в какой-то темный и безлюдный кусочек парка уткнулся в песочную площадку для пляжного волейбола. Забравшись на судейскую вышку, я вспомнил хороший фильм, где играли в большой теннис без мячика, у меня же, помимо мячя, еще не было сетки и игроков. Но было яблоко и апельсиновый сок. И хотя первая подача была справа, с противоположной стороны бахнуло, взлетело и совершенно нешуточно заискрилось. Волейбол пришлось отложить, с Times Square донеслось их американское "Ура" , а переднад моей вышкой расцвел феерверк. Наверное наступил новый год, а я оказался в нужном месте, в нужное время… 
 
   Через пол часа, когда отгремело, отсветилось и отмелькало, я допил сок, спрятал камеру и стал разглядывать толпу народа откуда ни возьмись собравшуюся на аллее и вокруг моей вышки. Они ждали продолжения салюта, но волейболистов среди них уже не было. Я слез и пошел к башне. Я пересек живую реку марафонцев стартовавших в первые минуты нового столетия и вышел ко второму озеру. За ним, после грота светлых шаров, безлюдело на глазах. А после ревущего ущелья 81 улицы уже и совсем никого не стало. Я шарахнулся от внезапно появившегося негра и успокоился, когда понял, что досмерти напугал, случайно вышедшую мне на встречу, парочку. Башня была заперта и светилась изнутри ярко красным. На одной из лавочек садика сидели два Ромэо и давно ни о чем не спорили. Поэтому было тихо на много Джульет вокруг… мы поздравили друг друга с Новым Годом,на местный манер, утверждая наперед, что он счастливый, и я пошел по краешку парка, возвращаясь в более людные места. Здесь еще катались на коньках, но кто-то уже зевал, танцевали, но кто- то уже убирал мусор. Деревья светились ярко синими огнями до самых макушек, люди во фраках садились в лимузины, а кто-то в бабочке объяснял мне, что тут частное пати и фотографировать нельзя. 
 
   Выйдя из этого синего леса я возвращался в сторону Times Square, было 4 часа утра и почти никаких кардонов. Количество мусора на площади уже явно превышало количество народа. Действие на основной сцене уже мало кого занимало, и индийские завывания на ней перемешивались с музыкантами собиравшими народ вокруг себя и деньги, по кругу, с народа. Передвигаясь по щиколотку в мусоре я нашел негров с барабанами и баками, когда кончилась пленка просто танцевал. Были какие-то испанцы, шведки, аргентинцы и случайно задетый плечем Боно… 
 
   В пол седьмого утра в бас-терминале было чисто, но усеяно спящими вповалку людьми, прямо как на Гостином дворе Грушинского поутру. Я сел на первый автобус и достал второе яблоко… 
 
Влад Портной 
Similar Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *