На курортах Нормандии в разгаре бархатный сезон. Атлантические ветры еще не принизывают до костей, как это бывает поздней осенью или зимой, а наоборот спасают от жары и создают такое особое настроение. Да, мы в краю суровых «северных людей» – норманнов… Хотя и нежимся на песчаном побережье жемчужного с голубыми бликами моря. Нам-то, настоящим северянам, забавно, но жители Лазурного берега Франции при слове «Нормандия» ежатся, по их представлениям это холодный край. То есть край, где в январе не везде цветут розы и почти ежегодно на пару дней выпадает снег. 

 
Для французов-южан, собственно, и Париж – северный город. Ведь от столицы до Нормандии меньше часа езды. И первая на пути – нормандская деревушка Живерни. В этом живописном месте, расположенном на берегу Сены, провел большую часть своей жизни один из светочей импрессионизма Клод Моне. Дом, старый сад, прудики, поросшие кувшинками – все это маэстро запечатлел на множестве своих полотен. А теперь здесь прогуливаются толпы сочувствующих искусству людей, с удовольствием узнавая в кустах и цветах живые фрагменты легендарных картин. 
 
Еще немного времени в пути и вы на берегу Ла-Манша. Цветущее Побережье буквально усеяно курортными городками и деревушками, способными влюбить в себя любого отдыхающего. Мода на морские ванны в XIX веке превратила бывшие рыбацкие деревушки нормандского побережья в излюбленное место отдыха состоятельных парижан. Самый знаменитый и роскошный курорт Довиль, например, возник по воле герцога де Морни, сводного брата Наполеона III. С тех пор он притягивал к себе европейских аристократов и арабских шейхов, американских магнатов и разного рода авантюристов. Ну и простых смертных, конечно. 
 
Набережная Довиля – это шикарные виллы, сверкающее огнями казино, бутики самых известных фирм, дорогие рестораны. Последних, кстати, здесь не так много. Видимо, солидный и респектабельный дух Довиля не совместим с подвыпившими персонажами, слоняющимися от одного питейного заведения к другому. Публику здесь ждут солидную, привыкшую развлекаться в казино, тешить свой азарт на ипподромах, отдыхать в великолепных отелях и чинно прогуливаться по знаменитому променаду Ле-Планш – дощатой дорожке вдоль широченного песчаного пляжа. 
 
Вдоль променада выстроились десятки именных пляжных домиков. Каждую весну в Довиле много лет подряд проходит фестиваль американского кино. В это время сюда съезжается весь цвет киношной элиты: актеры, режиссеры, продюсеры… Они, конечно, звезды, но купаться им хочется, как и всем смертным. Так вот в этих пляжных домиках они и переодевают свои звездные тела. А после этого на дверях или перилах появляются памятные надписи: здесь бывал Кэрри Грант, а эти стены видели обнаженную Элизабет Тэйлор. 
 
Соседний курорт Трувиль куда проще и энергичнее пафосного Довиля. Хотя разделяет прославленные курорты только махонькая речка, разница между «братьями» огромная. В Трувиле, например, работают восхитительные барахолки, и ресторанчиков здесь значительно больше, и публика – сплошные гуляки да рыбаки. 
 
Рынок антиквариата открыт на набережной лишь по выходным, а вот рыбный рынок работает каждый день, причем до самого вечера. И это несмотря на то, что большинство французских базаров работает, как правило, до полудня – здесь почему-то принято считать, что продукты люди покупают только с утра. Но трувильцы, как гостеприимные хозяева, пошли навстречу иностранцам, которым отнюдь не хочется вставать затемно, чтобы купить себе свежую рыбку к обеду. К тому же прилавки заваленные устрицами, креветками, лобстерами, улитками, осминожками и прочей морской живностью – на их фоне очень любят фотографироваться туристы. Да и стоить та же улитка в трувильском ресторане будет втрое дороже, чем на этом прилавке. 
 
Но рано или поздно нежиться на песке и трескать устриц надоедает, и туриста тянет в путь. Тогда можно взять машину, отъехать всего на несколько десятков километров от курортной зоны и оказаться в одном из восхитительных нормандских городков с каменными мостовыми, старинными домиками фахверковой постройки (это когда снаружи деревянные балки крест-накрест) и средневековыми церквами. 
 
Руан, древняя столица Нормандии – один из самых красивых городов Франции. Он буквально переполнен шедеврами готической архитектуры. Кстати, тот же Клод Моне в течение двух зим снимал здесь квартиру для работы над серией картин, посвященных величественному Руанскому собору. Бедный художник! Только расположится он перед собором со своим мольбертом, только разложит кисти и краски, а собор-то уже не тот, что был минуту назад! А все прихоти погоды – здесь она меняется с невероятной быстротой. Только что было солнце, и небо было пронзительно-голубым – и вот уже набежали тучи, заморосил дождь, тут же сменившийся туманом. Приходилось торопиться, писать крупными мазками, не прописывая контуров. Видимо, именно так на этой земле и родился импрессионизм. 
 
Готические замки, пронзающие небо Руана своими игольчатыми шпилями, были свидетелями многих драматических эпизодов в истории Франции. Здесь во Дворце Правосудия судили легендарную Жанну Д’Арк. И здесь же, на площади Старого рынка, в 1431 она взошла на свой костер. Сегодня на месте тех событий возвышается церковь, носящая имя знаменитой Орлеанской Девы. 
 
Следуя примеру нормандской погоды, сменим настроение и из сурового Руана отправимся в приветливое местечко Лизьё, часто с любовью называемое «сердцем Нормандии». Цветущие яблоневые сады, домики с соломенными крышами, зеленые луга с пасущимися коровами, – таков образ этой провинции. Для винограда здесь климат все-таки недостаточно благоприятный, а вот яблоки здесь растут превосходно. А значит, в местных старинных винокурнях можно отведать истинный кальвадос или сидр. 
 
А на границе Нормандии и другого региона, Бретани, находится одно из самых впечатляющих и прекрасных сооружений, созданных человеком – «чудо Западной Европы» великий Мон Сен-Мишель (le Mont Saint-Michel). Это отдельная страница путешествия по Нормандии, которую невозможно проглядеть мельком и спешно перелистнуть. 
 
Как рассказывает легенда, это аббатство, построенное на гранитной скале над Ла-Маншем, было основано в VII веке по велению Архангела Михаила. Днем это часть материка, а во время вечернего прилива Мон Сен-Мишель прямо на глазах погружается в воду и превращается в остров, отрезанный от внешнего мира. Собор, венчающий гранитную скалу, виден с огромного расстояния. Издалека он производит совершенно нереальное, чарующее впечатление волшебного замка из детской сказки, который, стоит к нему приблизиться, растворится в воздухе. 
 
Правда, под его стенами иллюзия сменяется реальностью: ряды автобусов, многоголосые толпы туристов, ресторанчики и сувенирные лавки – на нижнем «ярусе» горы. Но наш путь лежит наверх – туда где, огибая серпантином всю гору, аббатство завершается удивительной по своей простоте колокольней с высоким шпилем. Отметим, что подъём в гору Сен-Мишель – дело не из лёгких. Впрочем, те, кто хоть раз бывали на колоннаде петербургского Исаакиевского собора, справляются с ним без особых сложностей. 
 
От Сен-Мишель не стоит ждать особых архитектурных излишеств: всё здесь выдержано в строгих, аскетичных романо-готических традициях. Единственное исключение – парящий почти на самой вершине монастырский дворик – чудо пламенеющей готики, от которого невозможно оторвать взгляд. Согласно преданию, монах, его создавший, бросился вниз со скалы, не в силах отдать своё творение людям…
 
Такой перед путешественником и предстает Нормандия – то мирная и безмятежная, то угрюмая и трагическая. Милые домики, игрушечные города, влекущие пляжи. Сегодня это спокойная провинция, в завитых плющом уголках которой можно укрыться от тревог и суеты. Но где-то там, у подножия неприступных скал, среди лесов, в глубине, сохранилась прежняя суровая Нормандия. Там Вильгельм Завоеватель покоряет Англию, там правит Ричард Львиное Сердце – это древняя Нормандия, что простирается от Шотландии до Пиренеев. Впрочем, что до туристов, то им сегодняшний смирный нрав севера Франции все же больше по душе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *