Ответы: 1
РУСИК ПЛЕХОВ
2017-09-30 08:21
Паутинка / луковкаВ «Братьях Карамазовых» есть притча про луковку. (1880 г) У Льва Толстого есть рассказ «Карма». (1894 г) У Акутагавы есть рассказ «Паутинка». (1918 г) Это одна и та же история. Мне интересен первоисточник. Положим, Акутагава, который был под влиянием русских классиков, позаимствовал эту историю у первых двух, что весьма вероятно. По той же ссылке сказано: «Японские литературоведы с большим основанием полагают, что сюжет этой новеллы навеян эпизодом из «Братьев Карамазовых» Достоевского (часть третья, книга седьмая, гл. III, рассказ Грушеньки о луковке). Буддийской легенды о паутинке нет. Она придумана Акутагавой.» Но если уж сравнивать, то куда больше сходства между рассказами Акутагавы и Толстого — в обоих случаях речь именно о паутинке (не луковке), о Будде (не ангеле), и, главное, разбойника и там и там зовут одинаково — Кандата. С другой стороны, у Толстого эта история рассказывается очень сжато и остается неясным почему Будда воспользовался именно паучьей нитью. У Акутагавы это объясняется, у Достоевского тоже — истории разные, но суть этого эпизода притчи — одна. Плюс к тому, если у Толстого — неконкретный Ад, то и у Достоевского и у Акутагавы — озеро («Огненное озеро» и «Озеро крови»). Если пока откинуть версию о том, что Акутагава основал свой рассказ на материалах неких других источников, то получается, что он, скорее всего, при написании использовал и «вариант» Толстого и «вариант» Достоевского. Идем дальше. Откуда взял паутинку Толстой? Попятил у Достоевского? Это вряд ли, как мне кажется. Впрочем, сам он пишет о нем так: Посылаю вам переведённую мною из американского журнала «Open Court» буддийскую сказочку под названием «Карма». Ага, вот откуда это — всего лишь перевод. Первоисточник (у Толстого) — американский журнал, до которого у меня, как вы понимаете, доступа нет:) Зато теперь известно, что это «буддийская сказочка». А у Достоевского — вполне христианская «обработка». На этом месте я окончательно запутался. Если первоисточник — Достоевский, то, получается, что некто потырил у него идею, написал похожий рассказ, но уже с паутинкой, выдал его за буддийскую притчу. Потом Толстой переводит это ничтоже сумняшеся, а Акутагава черпает и у Ф.М. и у Л.Н. Но может быть это и правда буддийская притча и перелицевал ее уже Ф.М.? А Акутагава может вообще ближе именно к первоисточнику? И что это за первоисточник? Или вообще все не так? Вариантов много. В общем, может быть кто-нибудь знает, предполагает что-то? Интересно докопаться-таки.МЕТКИ: литература-писатели-цитаты