(Автор: Павел Буллер)

"Великое переселение"
или история о том, как мы очутились в Германии. Июль 2001.

Новокузнецк, 7 июля, 22:00. 
Загрузив две машины вещами — джип и "четверку" — мы расселись по местам и двинулись в путь. Я оказался в жигулях с водителем. Остальные умудрились, несмотря на опасения, что даже коробки и сумки все не влезут, забраться в джип. Что ж, там им было и комфортнее (с кондиционером) и веселее. Дорога была нудной и долгой. Пустое шоссе уходило в ночной горизонт и в неизвестность. На душе было тревожно, хотелось спать. Один раз по дороге нас остановил работник ГИБДД, видимо со скуки. В середине пути мы остановились в Красном, чтобы перекусить и размяться. Очень удобный сервис — множество маленьких кафе с деревенской кухней. На оставшейся половине дороги к нам присоединился дождь. Возле Новосибирска дорога резко испортилась, приходилось постоянно объезжать ямы, зато это отгоняло сон. Ночной город с незнакомыми улицами отвлекал от грустных мыслей, которые вернулись, как только мы приехали в аэропорт к международному терминалу. Дождь не собирался заканчиваться. Было 3:00, до регистрации на рейс "Новосибирск — Гановер" оставалось два с половиной часа.

Новосибирск. 8 июля. Посадка на самолет.
Время тупого ожидания и созерцания на своих "коллег" заканчивалось. Мы перетащили из машин свой багаж поближе к дверям, за которыми нас ожидала "строгая" таможня. Рядом стояли контрольные весы и развлечения ради мы решили прикинуть, сколько же килограмм самого необходимого мы имеем. Волосы на голове зашевелились, когда калькуляция показала, что весь багаж потянет на почти три центнера. Я узнал в "информации", что стоимость одного килограмма сверх допустимой нормы (20 кг) будет равна около $ 4. Посчитали, прикинули, еще раз ужаснулись и стали подсчитывать все свои наличные рубли.
Дальше все пошло как во сне. Провозившись с сумками, мы последние пошли через таможню. Злая тетенька докопалась до валюты, мол, у одного по справке перебор вышел. Пришлось переписывать декларации, перекладывать деньги. Дальше — больше, на вопрос, вывозите ли всякие предметы искусства, мама честно призналась, что есть две картины (обычные такие, небольшие, на базаре купленные). Тетенька заставила их достать. Это при том, что родители не помнили, в каком они чемодане и после открытия этих чемоданов они еле-еле закрылись. В итоге картины без справки какого-то учреждения культуры пришлось отдать провожающим. Хорошо, что CD-ROM и компьютер она вниманием обделила.
Минут тридцать мы здесь провозились. В зале уже никого не было — все прошли. Затем стали все сумки перетаскивать для приема и взвешивания багажа. Оказалось 288 кг минус 80 кг нормы на четверых. А мы думали, что норма 25 кг на человека (+5 ручная кладь), оказалось, что пять килограмм можно взять в салон, но это из общей массы 20 кг. Покачали головами, посчитали, сколько это будет по $4,5 за каждый лишний килограмм, поохали, спросили, почему, если мы летим на ПМЖ, не брали билет по спецтарифу, где норма багажа увеличена до 40 кг. Еще покачали головами и тихо предложили за взятку в 10000 рублей уменьшить официальную массу "запредельного" багажа с 208 до 80 кг. Отказываться было себе дороже, мы даже обрадовались, что сэкономили одну треть от нужной суммы. Еще раз посчитали по "новому" тарифу и сообщили, что когда пойдете по лестнице наверх в зал ожидания, там будет стоять человек — ему и передадите "премиальные". Человек стоял, вернее, были видны только голова и рука, многозначительно протянутая ладонью вверх. Сделка состоялась. Слава российским таможенникам и авиакомпании "Сибирь"! К их чести надо сказать, что, заметив беременную Лену, они попросили показать обменную карту и, убедившись, что она на седьмом месяце, сказали, что мы сядем во втором ряду первого салона, там удобнее.
Итак, мы прошли ожидать наш самолет, бурно обсуждая волнительные моменты недавнего прошлого и поражаясь предприимчивости наших соотечественников. Казалось, что ничто не помешает в нашем дальнейшем пути на родину предков… Так и оказалось!

Ганновер, Воскресенье, 9:00
Мелкий дождь, затянутое небо, в общем, как мы и представляли. Пока мы из терминала наблюдали, как размеренно и неторопливо работают возле самолета люди, перегружающие наш багаж из самолета, подошла очередь на таможне. Показали Aufnahmebescheid с паспортами, улыбнулись и, сказав "Danke!", прошли в зал забирать багаж. Три тележки нам вполне хватило. Выходя из этого зала, мы пытались кому-нибудь показать багажные талоны, однако никто к нам внимания не проявлял, девушка на выходе лениво смотрела в сторону. Сильно уж это не по-русски. Поначалу даже напрягает.
Вспоминается высказывание одного живущего в Германии человека: "Вся ностальгия по Родине улетучивается после первой поездки на нее." Видимо, российских работников таможни и летных служб специально обучают грубить и ставить палки в колеса, особенно тем, кто едет туда в гости. Живя в России, это считаешь нормальным, все познается в сравнении, стоит только один раз увидеть, как это делается в другой стране.
Дальше мы нашли встречающих нас родственников, погрузились и поехали во Фридланд. Дорога заняла около полутора часов. Найти во Фридланде этот самый лагерь не составляло труда. Воскресенье плюс нормальная погода сказались на том, что по всем улочкам гуляли косяки русскоязычного "контингента" в шлепанцах, трико и с сотовыми телефонами. Нужно было только наблюдать за основным потоком.

Фридланд, 11:00
Так мы и добрались до ворот лагеря. Четкая разноцветная карта лагеря на щите помогла сориентироваться и мы пошли в здание №1 "Anmeldung" — Регистрация. Выходной — народу нет. Какой-то кабинет был открыт, мы зашли. Нам дали две анкеты, памятку, объяснили, где мы будем жить. Нам досталась отдельная маленькая комната на четверых в доме №54 (или 45, точно не помню). Кстати, все дома, что жилые бараки, что служебные здания, здесь имеют номера. Таким образом, с помощью стоящих в некоторых местах лагеря цветных карт можно удобно ориентироваться.
Итак, условия быта. Комната на втором этаже трехэтажного дома с планировкой общежития. По этажу коридор. В начале коридора большая кухня с холодильником, в котором для каждой комнаты отдельная пластиковая коробочка с номером, шкафы, плита и стол. В холодильнике разрешается держать только молочные продукты, остальное, мол, будет изъято. В комнате четыре кровати — две двухъярусные, три стула, маленький столик, вешалка. Проход между кроватями шириной в стул. Довольно тесно, особенно на четверых. Но все чистое и (пока еще) целое. Комнаты на ключ не закрываются! Везде висят предупреждающие таблички, также и на коряво-польском русском: о том, что мусор надо сортировать в два разных ведра, о соблюдении порядка, о запрещении обедать в комнате и пользоваться электророзеткой и о ворах. Поэтому нам при всех последующих прогулках приходилось таскать с собой сумку со всеми двадцатью килограммами золота и денег J. Туалеты и душ на коридор одни — мужской и женский, естественно. Кстати, очень приличные, с хорошей сантехникой. Несмотря на развешанные предупреждения и схематические подсказки, наш народ упорно продолжал курить в туалете, кидать использованную бумагу за унитаз и т.д., в общем как обычно. Трудно не понять немку-помощницу хаузмайстера, которая занималась уборкой этих помещений, постоянно матерясь на своем немецком. 
Все это действительно именно для нашего дома. Большей частью остальной народ проживает в длинных одноэтажных бараках, где я не был и условий быта не знаю. Думаю, что нам еще повезло, а вернее помог живот моей беременной жены, когда нас определяли в комнату. 
Итак, мы поселились, проводили родственников, которые нас привезли, с ними же отправили большинство ненужных пока сумок, умылись и легли спать в 18:00. Видимо долгий день с перелетом сказался, и проснулись мы только в 6 утра на следующий день.

Фридланд. 9 июля (понедельник). Оформление
Теперь о делах. У нас уже были две анкеты — одна нам с женой, одна родителям. Мы их заполнили, вроде ничего сложного. В памятке было написано, в 11:00 в понедельник нам нужно быть в здании №4 (там же, где столовая) на 1. этаже (по-русски на втором) и слушать лекцию о порядке оформления. А в 12:30 нам нужно в здание №32 (желтое).
По поводу столовой. При первой регистрации нам сразу выдали временные талоны на питание в столовой — на два или три раза (потом выдадут постоянные). Расписание столовой довольно неудобное. Не помню точно, но завтрак около 7 часов, обед около 12, ужин в 17-18. Хотя это разумно для организации, потому как вставать нужно очень рано. Мы позволили себе сходить туда за все время один раз на обед и один раз на ужин. На обед было что-то среднее между густым супом и жидким рагу, довольно острое, но вкус нормальный, хлеб, булочка, горячий напиток из шиповника и яблоко. Всем дают одинаково на подносе. Не пойму, зачем на талончике моей жены была пометка, что она на 7-ом месяце беременности, ей досталось то же самое. На ужин несколько ломтиков хлеба, булочка, колбаса, немного сыра и масла плюс тот же напиток. Народ с завидным аппетитом и настойчивостью скапливается перед открытием столовой. Очередь впечатляет, но быстрое обслуживание уничтожает ее за десять минут. Зал большой, светлый и довольно интересно смонтирован.
Сразу скажу, что классических очередей здесь нет (исключая столовую и раздачу халявных вещей где-нибудь в "Каритасе" или Красном Кресте — об этом позже). Если вам сказали быть в 7 утра в таком-то здании, то там может уже быть много нашего народу (все почему-то все равно стараются прийти за пару часов и занять очередь), и, продержав некоторое время, иногда до часа, начнут вызывать по громкоговорителю по фамилиям или по заранее сказанному вам номеру. Отсутствующих периодически повторяют, нумерация практически не соблюдается, имея минимальный номер, можно попасть последним. Это объясняется тем, что обработкой документов занимаются сразу несколько чиновников.
До лекции в одиннадцать было далеко, и мы пошли в здание Arbeitsamt (№37), по слухам там, в 9 часов должна быть лекция на русском языке. Действительно, пробравшись сквозь толпу в комнату №1, мы оказались на той лекции, где полчаса русскоговорящая, но с акцентом, работница этого амта рассказывала о порядке оформления, что касается Arbeitsamt-а, и о том, кто и когда заслуживает помощь по интеграции и пенсию.
Дальше мы погуляли и пошли на лекцию в 11:00 в здании №4. Мест в зале хватило не всем, столько было желающих. Начальник лагеря и переводчик рассказывали около часа про систему лагеря, что где и как нам следует пройти, в каком порядке, где обязательно, а где нет, порядки, и т.д. и т.п. Объяснили, где есть врач и когда он принимает, что для женщин есть помощь в Inner Mission, для мужчин — в Caritas. Там бесплатно можно получить некоторые вещи из одежды и обуви. Объясняли что такое "первый" и "второй компьютер", которые нужно пройти. На первом, например, нужно заполнить анкеты, иметь при себе свидетельства о рождении и загранпаспорта, при вызове семьи заходить не больше двух человек. Здесь сверяют данные с присланными ранее и дают "бегунок" — список зданий и кабинетов, которые нужно пройти. Там же скажут, когда на "второй компьютер". Там требуется присутствие всех членов семьи. На бегунке указано время и номер, который загорается на табло. Здесь можно корректировать имена на немецкий лад тем, у кого в паспорте написано по-французски или по-английски. На этом я остановлюсь потом подробнее, потому как мы его пролетели и не заметили, оставшись с неправильными именами. Еще объяснили, что привезенные водительские права здесь действительны только полгода, в течение которых их желательно пересдать на немецкие, тем самым сэкономить большие деньги. И еще объяснили, что решать, на какую землю вы попадете, будут на "втором компьютере". Попасть к родственникам на "хорошую" западную землю можно только, если они "прямые", то есть дети или родители. Остальных просьба не расстраиваться, ваши желания, конечно, учтут, но есть определенные нормы распределения и нельзя всех отправить в одно и то же место, мол, известно, что из этого выйдет. Уехать нужно на указанную землю, иначе материального содержания не будет. Что касается немецкого языка, вернее его знания, то его (в объеме простого разговора) требуют только от "параграфа 4", но здесь, сказали они, у вас проблем не должно быть, так как вы сдавали в посольстве шпрахтест. Вот такая была содержательная лекция.
Пообедав, мы отправились к 12:30 в здание №32 (его все здесь называют желтым, "оба" "компьютера" находятся именно здесь). Здание состоит из нескольких залов ожидания, каждый называется по букве алфавита — Wartebereich "A", "B" и т.д. В каждом зале ожидания дверь, за которой и происходит таинство общения с лагерными чиновниками. Нам нужен был Wartebereich "G". Народ взволновано чего-то ждал. Кто-то догадался, что здесь и есть ТОТ САМЫЙ "первый компьютер". Через полчаса начали вызывать по фамилиям. Нашу назвали первой, но вперед ринулась одна зашоренная тетенька, которой послышалась ее фамилия. Ее там долго убеждали, что ее очередь не сейчас, но она от волнения отказывалась что-то понимать, пока ей свои не объяснили. Мы с отцом прошли в зал со многими столами, где сидели за компьютерами разные чиновники. Одного мы узнали, это был переводчик с предыдущей лекции, но нам "повезло" — мы попали к какой-то прокуренной тетеньке, у которой к тому же обгрызанные ногти. На самом деле волноваться не стоит. Она посмотрела в анкеты (выданные в самом начале), проверила все наши документы (свидетельства о браке, о рождении, паспорта), спросила простые вещи, типа последнего адреса в России, девичьей фамилии жены и тому подобное. Затем дала два "бегунка" Laufkarte (один на родителей и один на нас с женой) и объяснила, что нужно идти сразу в Wartebereich "C".
Там мы прождали какое-то время, на доске загорелся только наш номер, но мы прошли всей семьей. Рядом с номером бегунка загорается номер кабинета, куда нужно пройти. Теперь внимательно! Это и есть "второй компьютер". Почему я заостряю внимание? У нас было определенное желание исправить пару букв в именах, чтобы они звучали по-немецки похоже на оригинал, а не в ужасной французской транскрипции. Идем дальше. Дяденька очень доброжелательно поприветствовал нас, усадил, посмотрел в компьютер, прочитал нам наши имена, даты рождения, спросил, все ли правильно и распечатал какие-то бумажки. Вот здесь никто из нас подвоха и не почуял, а именно в этот момент других (как потом выяснилось) спрашивали по три раза, не хотят ли они исправить звучание своих фамилий-имен на немецкий лад и даже, если те не хотели, им это рекомендовали. В общем, проехали. А тогда мы даже думали, что "второй компьютер" будет только на следующий день. Таким образом, мы потом получили наши Registrierschein и тупо туда смотрели, когда же они успели нас "обхитрить". Но расстраиваться из-за этого не стоит. Потом можно немного побегав все исправить на месте в ЗАГСе, что мы и сделали через несколько месяцев после получения окончательного статуса поздних переселенцев. Тот же дяденька нацарапал нам прямо в бегунке землю назначения, предварительно спросив, куда хотим. Папа сказал, что было бы здорово конечно попасть к старенькой больной матери. Нет проблем — вот вам NRW.
ОК, дальше нас отправили в другой зал ожидания — "F". Здесь ничего значительного. Вышел дядька, прочитал несколько фамилий, мы попали в список, отдали бегунок, затем он раздал обратно бегунки. Дальше в зал "A". Там у родителей нет проблем, а меня один чиновник позвал за собой в отдельный кабинет и там начал расспрашивать, где я работал, что там делал. Но я как настоящий партизан ничего не выдал, только твердил слова "инженер", и "металлургический комбинат", которые помнил из институтского "немецкого". Мы так посидели минут пять, все его дальнейшие вопросы пропадали в моем многозначительном выражении лица и мычании, и в итоге он меня проводил обратно. До сих пор не понимаю, что же это значило, но последствий никаких не замечено.
Дальше, немного вздохнув, мы пошли в здание Arbeitsamt (№37), где нужно было встать на учет и отметить графу в бегунке. Там во второй половине дня очередей уже не было, мы спокойно зарегистрировались, нам выдали формуляры антрагов на помощь по интеграции (Eingliederungshilfe) и сказали, что самим их не заполнять, а отдать в Арбайтсамте того города, куда приедем — там их и заполнят. Что интересно, моей жене, которая считается иностранкой (по 8-му параграфу) тоже выдали такой формуляр, хотя ей по закону не положено это пособие, но как оказалось, потом отказ в этом пособии служит основанием для получения социальной помощи.
Дальше мы сходили в здание №1, где нам сказали, что завтра в 7:00 нужно прийти сюда же.
На этот день официальные мероприятия закончились.

Фридланд. 10 июля (вторник).
К 7:00 мы были в здании №1 в окне "Information" очередь за талончиками. В обмен на талончик забрали "бегунок". Все уже были с талончиками, готовые быть "обласканными вниманием". Многие еще свято верили в советские порядки, строго держа построенную по своей инициативе очередь (это ж надо было за пару часов сюда прийти!). Только около восьми начали вызывать из динамика по номерам, например, "А Vierundsiebzig — Zimmer Vier!", иногда трудно было расслышать из-за постоянного гудежа. Все волнуются, что пропустят свой номер. Однако, всегда кто-нибудь расслышит и повторит. Если никто не идет, повторяют, затем называют другой номер, и через раз еще раз повторяют тот. Когда вызвали, мы вдвоем прошли в нужную комнату, получили Registrierschein и памятку — прийти в 6-00 завтра в комнату 104 (зал ожидания) за билетами на паровоз. 
Честно говоря уже не помню, в этот ли день выдали еще деньги. Но если не в этот, сразу после получения Registrierschein, то на следующий день с билетами. А для этого вызвали из того же зала ожидания по фамилии и вручили по 200 марок на человека — стандартная компенсация затрат на дорогу в Германию (мы волновались, что понадобятся наши авиабилеты, по которым мы прилетели, но вроде никто и не спрашивал, или я этого не запомнил) + по 20 марок каждому — "подъемные" (не знаю, что на эти деньги можно поднять, разве что настроение парой бутылок недорогой водки).
Весь оставшийся день был в нашем распоряжении. Мы прогулялись в Grill-Imbiss, закусочную по дороге мимо почты и скромно там посидели, взяв по дёнеру, поммес и пиву (если для кого эти названия необычны, не переживайте, быстро наверстаете по приезду), справили день рождения моей супруги. 
Вечером мы много гуляли, изучая окрестности. Дествительно, средняя такая "деревушка", одно-двухэтажные дома (недеревянные, естественно), с садиками, красивыми цветниками и площадками перед входом или за домом. Очень спокойно, красиво, и жители практически не обращают внимания на такие экскурсии, видимо уже смирились, привыкли. Заблудиться можно и не мечтать, несколько простых улиц делают это почти невозможным. В сравнении с российской "действительностью" вся эта чистота-красота и основательность бросаются в глаза. 

Фридланд. 11 июля (среда). Отъезд
К 6-00 мы собрали сумки и, оставив их в комнате, пришли в дом №1. Там вызывали по фамилиям. Выдали билет и Fahrplan — список станций и поездов, когда и где надо пересаживаться. Наша цель была Unnа. Сначал поезд до Kassel, затем пересадка, еще пересадка — Unna. Отправление с вокзала в 7-19. Мы думали, нас едет мало в NRW, наивные! Человек 40-50 к этому времени стояло на вокзале. Без приключений добрались до Унны. Главное следить за станциями и временем, быстро находить нужный путь при пересадке и все. Поезда из простых, наподобии российских электричек, только вагонов поменьше. 

Унна. 11:26. Прибытие
Итак, мы добрались до главного вокзала Unna — HBF. Теперь нам был нужен лагерь в Унна-Массен. Недолгой дорогой мы перешли на автобусную остановку. Наш косяк шел удивительно дружно и в нужном направлении, хотя другого направления, наверное, просто не было. Так мы (минут пять пешком) оказались на обычной автобусной остановке. Следующий автобус на Массен должен был отходить в 11:46 и был это маршрут №148. Были и другие варианты. На мое удивление, шофер автобуса отнесся довольно спокойно и терпеливо ждал, когда наша "группа туристов" погрузится в салон в полном составе. Он даже не удивился, что никто не собирался оплачивать проезд. Может немцы все так невозмутимо реагируют на стихийные бедствия? Видимо это все обговорено заранее с администрацией лагеря. Минут 15-20 езды. Все боялись проехать нужную остановку. Оказалось зря. На месте нас ждала работник лагеря и дождалась, пока весь галдящий по-русски контингент покинет автобус. Дальше она проводила нас до одного дома, где распределили по домам и выдали дальнейшие инструкции.
А дальше, как говорится, начинается совсем другая история.

Итак, кое-что вдобавок о Фридланде.

Моя беременная жена ходила везде с нами, хотя и сложно было везде сидеть в очередях, но зато не так скучно сидеть одной. Мы опасались за нее, так как еще в России у нас были проблемы, и она относилась к группе риска. Но если кто в подобной ситуации, могу сказать, что в случае необходиммости врачебная помощь вам будет оказана. Слышали, что люди даже рожали в первый день приезда и все в порядке. Если что-то срочно, есть в лагере здание с медицинским кабинетом. Если там никого нет, то там написано, куда можно обратиться. 

Большой багаж. Если вы приехали с большим багажом и вам некуда его девать, то есть специальное багажное отделение, куда надо его сразу и сдать. Когда вы отправитесь из лагеря, нужно позаботиться заранее, чтобы ваш багаж тоже туда же поехал (но не с вами, а своим ходом). Спрашивайте на месте. На карте это багажное отделение также обозначено. Мы были избавлены от этих хлопот, как уже было сказано, родственники отвезли основной багаж и самое ценное себе на хранение, мы себе оставили только нужные вещи и документы.

Магазины и цены. Возле основной массы зданий лагеря есть небольшой магазинчки, где можно купить почти все необходимое. Но! Знайте, что цены там выше обычных. И это будет работать всегда, так как человек, не ориентирующийся в новом ценовом измерении не может сравнивать и покупает, ибо деньги, хоть какие-то есть всегда, а необходимость покупки бывает довольно острая. Например, мы купили там малюсенький такой электрочайничек за 40 с чем-то марок. А уже через много недель видели такой в большом магазине за 12. Это не значит, что там все в 3 раза дороже. Нет, но процентов на 10 — почти наверняка. Для экономящих можно посоветовать довольно крупный магазин подальше, за почтой, там большой выбор продуктов и не так дорого, как вблизи.

Телефонные звонки. Всем нужно сообщить, что они добрались, поделиться радостными новыми переживаниями с родственниками, да мало ли еще чего. Коротко можно сказать, что для пары звонков по Германии достаточно купить в магазине или на почте стандартную карточку Deutsche Telekom. Но для звонков в Россию, и страны СНГ можете смело купить у "своих" (то есть русскоговорящих, которые это постоянно предлагают или можете найти по объявлениям) карточку с пинкодом. Никакого подвоха нет из-за того, что там цена минуты разговора в три-четыре раза меньше, чем у Телекома! Это на самом деле так, можете верить. Нужно только следить, чтобы она была "девственной", то есть неиспользованной. Да и по Германии тоже через нее можно звонить. Инструкции пользования такой карточкой обычно написаны на одной ее стороне. 

Каритас. И тому подобные благотворительные организации вызывают разные чувства у приезжающих. В основном, конечно, люди услышав, что где-то дают одежду, обувь или полотенца, новые, да еще и нахаляву, бегут туда, "пока все не разобрали". Некоторые, наоборот, стыдятся там появляться, унижаться в этой очереди. Ничего плохого в этом пожалуй нет. Подразумевается, что мы приехали сюда не от хорошей жизни и денег лишних не имеем. Поэтому это все и существует. Проблем с поиском этих организаций ни у кого нет — они находятся на территории лагеря и там всегда хорошие очереди. Получение вещей отмечают в бегунке, так что ходить по три раза, скорее не пройдет. Для мужчин, насколько я понял — это Каритас (ударение на последнюю "а"), для женщин Иннер Миссион.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *