Статья о классической методике изучения иностранных языков и методе Г.А. Китайгородской.

Введение 
Анна унд Марта баден… 
Уходи из моей песочницы… 

Введение

  "Метод и порядок, Гастингс, метод и порядок!" — приговаривал Эркюль Пуаро, расследуя очередное убийство. Эти слова могут служить девизом не только любому частному детективу, но и всем, кто изучает иностранный язык. Только вот какой метод? Традиционный? Или, может быть, Галины Китайгородской?

Анна унд Марта баден…

  Традиционную методику обучения иностранным языкам сейчас принято ругать на все корки: дескать, учат по ней медленно и неправильно. Обычное представление о ней таково: куча скучных и трудных грамматических правил, которые нужно знать назубок. Длинные списки слов, которые необходимо зубрить. Непроходимо тоскливые тексты, которые требуется читать и переводить, а иногда пересказывать. Преподаватель, который не дает слова сказать, а все время перебивает и исправляет ошибки. Вся эта тягомотина длится несколько лет. Результат — ноль.

  На самом деле именно так выглядит метод грамматического перевода, который господствовал в наших учебных заведениях с конца XVIII до середины XX века.

  "И в школе, и в институте у меня были пятерки по немецкому. Я знала все грамматические правила, но они у меня в голове не соотносились со словами, которые я прилежно зубрила. Из всего только и помню, что первую фразу школьного учебника: Anna und Marta baden", — жаловалась одна из жертв метода грамматического перевода, учившаяся в 40-е-50-е годы.

  Только в 60-е в СССР начали проникать зарубежные пособия — в частности, знаменитые Хорнби и Эккерсли. В 1965 году появился "Бонк" — учебник, по которому, при всех его недостатках, не одно поколение все-таки худо-бедно овладело английским. Школьные учебники 70-х были не так страшны, как их малюет память: принципы "устной основы" и "устного опережения", на которых они строились, уже несли в себе зачатки коммуникативного метода. Теоретические выкладки методистов того времени содержали множество ценных рекомендаций и обобщений. Выпускники педвузов приходили в школу во всеоружии новейших приемов и методов обучения, в том числе зарубежных. И все это… не работало. Точнее, работало, но только в спецшколах, где иностранный был главным предметом. Там же, где в расписании ему отводилось два академических часа в неделю, дело с мертвой точки не двигалось.

  Мешало и содержание текстов — нудных, заидеологизированных и далеких от реальной жизни. Ну кому интересно читать про молодые годы Маркса или рабочее движение в Англии?

  А главное, никто не понимал, зачем, собственно, это нужно. В том числе учителя. Поэтому многие и тогда вели уроки по старинке: читай — переводи, читай — переводи… Так что виновата была отнюдь не методика, а отсутствие времени, интереса и мотивации.

  В настоящее время, несмотря на преобладание коммуникативного метода, традиционная методика не сдала своих позиций. По ней работают — и весьма эффективно — такие серьезные языковые школы, как Курсы МИД, Курсы Наталии Бонк, не говоря уже о языковых вузах. Но, разумеется, не в вышеописанной уродливой форме, а с использованием всех последних достижений методистов. Высокие результаты говорят сами за себя.

  Это курсы для тех, кто желает знать иностранный язык как "второй родной". Там лексико-грамматическая методика направлена на обучение языку как системе. В первую очередь четырем основным языковым навыкам — не только говорению и аудированию, но и чтению и письму. Поэтому большое внимание уделяется разбору текстов, писанию изложений и сочинений. Кроме того, учащийся должен усвоить структуру и логику иностранного языка, уметь соотносить его с родным, понимать, в чем их сходство и различия. Это невозможно без серьезного изучения грамматики и без практики двустороннего перевода. Если в курсе языка между всеми этими элементами найден правильный баланс, да еще и учитель хороший — значит программа эффективна, как на известных, давно ставших "классикой" курсах МИД. Уровень знания языка их выпускников нередко приравнивается к высшему лингвистическому образованию. Можно ли сказать больше в пользу метода?

  Чего никогда не станет делать хороший учитель:

  Вводить новые слова "списком", вне контекста — только в разговорной речи или тексте. 
  Объяснять грамматические правила до того, как были введены соответствующие языковые структуры. 
  Заставлять зубрить и пересказывать эти правила. 
  Заниматься переводом скучных текстов или обсуждением неинтересных тем. 
  Перебивать ученика, чтобы исправить ошибку. "Разбор полетов" проводится после того, как ученик закончит говорить или читать. 

Уходи из моей песочницы…

  А теперь из аудитории Иняза, с педагогом за кафедрой и студентами за партами, перенесемся в другой класс. Развеселая компания — человек 12, а то и 15 — сидит полукругом и … валяет дурака. Сначала все оживленно болтают, кажется, даже не замечая, что говорят на иностранном языке, и при этом называют друг друга "Жак", "Николь", "месье Ленуар". Перескакивают с темы на тему, шутят, даже ссорятся. Затем начинают петь, читать стихи, играть в какие-то игры, смотрят кино и слушают музыку … В общем, детский сад, да и только. И лишь когда дело доходит до грамматических упражнений, мы понимаем: это занятия по методу Китайгородской.

  Свой метод Г.А. Китайгородская, тогда преподаватель Иняза, начала разрабатывать в 70-е годы; его истоки — в идеях болгарского психолога Г.Лозанова, чья методика "полного погружения", или "суггестопедия", тогда приобрела популярность во многих странах. Официальное название метода Китайгородской — "метод активизации резервных возможностей личности и коллектива". Занимаются по нему только в группе, можно и в большой. Суть в том, что на занятиях студенты оказываются как бы внутри пьесы, написанной для них и о них. Сначала повторяют ее текст за "суфлером" — преподавателем, потом им позволяется "отсебятина" — построение собственных фраз на основе затверженных структур. Но то, что кажется веселой импровизацией, на самом деле — тщательно срежиссированная и методически выверенная языковая тренировка, где каждое слово и действие несет обучающую функцию.

  В Школу Китайгородской берут не каждого. Если вы замкнуты, не склонны к непринужденному общению, вас могут и не принять. (Степень общительности определяется на вступительном собеседовании). А еще, чтобы заниматься по этому методу, нужно немножко "впасть в детство". Как ребенок в играх перевоплощается то в трубочиста, то в инопланетянина, осмысливая при этом мир, так и студент должен "заиграться" в Пьера или Мэри, зажить в мире (и языке) своих персонажей. Надо сказать, что и учебные пособия, и техника обучения, которой пользуются педагоги, основываются на новейших психологических исследованиях памяти, типов сознания, функций правого и левого полушарий мозга, и содержат элементы внушения, позволяющие студентам легче вжиться в моделируемую на занятиях реальность. А скептикам, не желающим верить, что палка — это ружье, лучше сразу подыскать себе другие курсы, не дожидаясь, пока им скажут: "Забирай свои цацки и уходи из моей песочницы. Я с тобой не вожусь!" 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *