Двухтысячелетняя история Парижа – это, кроме всего прочего, история того, как Париж постепенно (очень постепенно!) приучался к чистоте. Мы и сегодня ропщем, что на улицах прекрасного города слишком много позволяют себе собаки. Но по сравнению с тем, что представлял собой Париж, скажем, в средние века, нынешнее состояние тротуаров кажется образцом чистоты и гигиены. Ведь в городе долгое время не было ни канализации, ни общественных туалетов. Люди выбрасывали нечистоты прямо на улицу, где они смешивались с дорожной грязью и конским навозом, а нужду справляли прямо в Сену или в городских садах. Лишь в конце XIX века появились гигиена и санитария как урбанистические категории. Вот лишь некоторые страницы долгой истории общественных туалетов Парижа.

 
Чтобы хоть как-то упорядочить отправление естественной нужды прохожими, в 1770 году по приказу префекта полиции были установлены специальные бочки в начале и в конце каждой улицы. В 1834 году префект Рамбюто наладил промышленное изготовление нехитрых общественных туалетов (но только для мужчин!), которые сначала называли «колонны Рамбюто», а потом – «веспасианы» (как ни странно, это название общественным писсуарам дал женский журнал «Le Journal des femmes»). В 1843 году в Париже насчитывалось 468 «веспасианов». Они оставались на улицах столицы вплоть до 1980 года, когда на смену им пришли общественные туалеты для представителей обоих полов «Sanisette» (платные туалеты в виде «музыкальных шкатулок» для индивидуального пользования). По решению городских властей один «веспасиан» решено было сохранить для истории. Этот туалет стоит и сегодня напротив дома 86 по бульвару Араго (boulevard Arago) в 13-м округе Парижа.
 
Вы спросите — а при чем тут Веспасиан, основатель династии римских императоров Флавиев? Дело в том, что именно Веспасиану пришло на ум построить для своих солдат коллективные писсуары на улицах Рима. Мало того, император ввел налог на отправление естественной нужды, который римляне платили раз в четыре года. Когда сын Веспасиана стал корить отца за то, что тот делает деньги на человеческой моче, император ответил ему фразой, которая стала с тех пор крылатой: «Деньги не пахнут!».
 
 
Так выглядит последний парижский «веспасиан». Фоном для туалета служит стена знаменитой парижской тюрьмы «Санте».
 
Борис Карпов, февраль 2006 г.
Фотография — Leonid
 
Similar Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *