Сегодня то, что принято именовать образованием, — не более чем накапливание информации и тренировка памяти. Развитию мышления, которому всегда отводилась второстепенная роль в нашей системе образования, по существу, не придается никакого значения. Исключение составляют разве что некоторые естественнонаучные дисциплины. Причем во многих средних школах они считаются настолько трудными, что учащиеся, которые собираются поступать в колледж, избегают их изучения, опасаясь плохих оценок. На всех ступенях образования предпринимаются активные усилия, достигающие кульминации в выпускных классах и колледжах, по программированию банка знаний в умах молодежи по аналогии с составлением программ для компьютеров.

 
Система образования делает упор на вторичную функцию человеческого мозга — память, в то время как его основной функции — мышлению — уделяется сравнительно мало внимания. В процессе обучения мы чаще всего связываем мышление с решением задач, которые предполагают точный ответ. Этот вид умственной деятельности активно используется на уроках математике или физики, однако сам ответ и его форма нередко значат больше, чем логические рассуждения на пути к нему, что обесценивает мыслительный процесс. Гораздо реже детям представляется возможность задумываться над проблемами, не имеющими однозначного или верного ответа. Но в наше время необходимо, чтобы дети размышляли над политическими, социальными, экономическими и даже академическими вопросами, которые предполагают ряд альтернативных ответов; и пусть ни один из них не безупречен, однако мы все же надеемся, что среди них есть и вполне приемлемые.
 
Время от времени в обучении используется художественная критика, то есть оценка произведений литературы, искусства, музыки, кино, телевизионных программ. Критическое мышление необходимо формировать в процессе дискуссий с первых шагов обучения и до окончания школы. Сегодня, когда у людей стало больше свободного времени, а искусство стало общедоступным, те, кого научили в нем разбираться, могут полнее насладиться нашим культурным богатством. Истинное же понимание искусства не достигается запоминанием данных о том, кто, что и когда создал. Однако именно такой подход типичен для школьной практики.
 
С художественной критикой тесно связан следующий вид мыслительной деятельности, который называется творческим мышлением. Учащимся следует предоставить более широкие возможности для творчества в области живописи, музыки, театра, литературы, а так же кино и телевидения. Но лишь некоторые школы уделяют должное внимание перечисленным видам занятий, в то время как сложилась настоятельная необходимость сделать их неотъемлемой частью школьных программ в течении всего периода формального обучения. Предметы, акцентирующие развитие творческих способностей, обычно недооцениваются и считаются непрактичными. Однако они-то чаще всего и влияют на мотивацию, побуждая ребенка к творческой отдаче, что имеет огромное значение для успешного достижения человеком жизненно важных целей.
 
Развитая память — еще не есть образование
 
То, что в основе обучения лежит запоминание, а не мышление, обусловлено принципом определенности, которым руководствуется почти все школы и колледжи. В соответствии с этим принципом на каждый вопрос существует либо верный, либо неверный ответ. Следовательно, задача образования состоит в том, чтобы добиться от учеников знания правильных ответов на совокупность вопросов, которые учителя считают важными. Беседуя с учителями начальных классов, я интересовался их отношением свободной дискуссии на уроках. Некоторые уверяли меня, что они создают для этого все необходимые условия. Они говорили: "Мы обсуждаем все, пока не приходим к правильному ответу". И хотя такое отношение к дискуссии, может быть, и нетипично, оно, безусловно, отражает проблему.
 
Дети, которые приходят в школу с представлением о том, что на многие вопросы можно ответить по-разному, вскоре эту уверенность теряют. В начальной школе детей подводят к мысли, что на уроке главное — правильные ответы, а основной их источник — учителя и учебники. Если незаурядный ученик подвергает сомнению принцип определенности, утверждая, что на заданный вопрос правильных ответов может быть несколько или не быть вообще, его вразумляют достаточно быстро, тем более что таких детей единицы. Если незаурядный ребенок попадет в руки к заурядному учителю, он быстро понимает, что даже самые веские доводы, к которым вынужден прислушиваться учитель, ничего не стоят по сравнению с правильным ответом.
 
Принцип определенности не только доминирует в программах обучения, он еще и диктует правила поведения детей в школе. Дети осознают, что принятие решений, касающихся жизни в школы, — не их дело. Начиная с детского сада или с подготовительного класса, детям формально внушают преимущества демократического образа жизни, однако основная черта демократии состоит в том, что люди, участвующие в общем начинании, совместно разрабатывают его законы. Мы удивляемся тому, что многие члены общества имеют довольно смутные представления о демократии. А может быть, корни этого непонимания надо искать в школе, в недостатке демократического опыта именно там?
 
Детям должно предоставляться право голоса в определении как программы, так и устава школы. Научиться демократии можно только на практике! В тех школах, где ответственность за составление учебной программы и правил поведения лежит не только на учителях, но и на детях, молодежь на деле учится демократии. Они приходят к пониманию того, что в демократической школе, как и в демократической стране, многие проблемы не имеют однозначных решений, что и на них лежит ответственность за оптимальные альтернативные решения трудных проблем, которые они сами помогают формулировать.
 
Процесс постановки проблем, поиска разумных альтернатив и реализации наилучших решений и есть подлинный процесс образования в противоположность нынешнему слепому повиновению правилам, как и нарушению их, и бездумному повторению верных или ошибочных ответов на вопросы, которые задают другие. До тех пор, пока принцип определенности будет доминировать в системе образования, мы не научим детей мыслить. Развитая память еще не есть образованность, точная информация не есть знания. Определенность и механическое запоминание — враги живой мысли, они убивают творчество и сводят на нет оригинальность мышления. 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *