Курорт китобоев

Итак, я отправилась в Биарриц. В город-курорт, перед пафосностью которого пасуют и модный горнолыжный Куршавель, и даже всепогодная Ницца. Шутка ли сказать – в этих местах отдыхали император Наполеон III, королева португальская Амели, императрица Елизавета Австрийская, английские короли Эдуард VII и Георг V, король Бельгии Леопольд II, канцлер Германии Отто фон Бисмарк и принцы с принцессами без счета… Постоянными завсегдатаями Биаррица были русские аристократы. На глазах у скромной европейской публики русские великие князья и княгини закатывали многодневные гуляния с фейерверками и прочими радостями души, пышно праздновали свадьбы (в частности дочь Александра II вышла здесь замуж за князя Барятинского). Актриса Сара Бернар, пианист Артур Рубинштейн и десятки других мировых звезд давали в виллах и шато Биаррица камерные концерты. Совмещали отдых с работой Алексей Толстой и Алексей Горький, Проспер Мериме и Стендаль, Теофил Готье и Гюстав Флобер… После второй мировой войны здесь, правда, публика изменилась — больше наезжали американские нефтяные миллиардеры и африканские короли. Но все равно – когда наш поезд подъезжал к вокзалу Биаррица, выходить в город, где, как мне казалось, секьюрити больше чем жителей, было страшновато.
 
 
 
 
 
Однако ничего ужасного не произошло. Вокзал как вокзал – только маленький. Улицы как улицы – только все в основном в виллах. Оказалось, что до исторического центра от вокзала чапать довольно далеко. Но я все равно отказалась от автобуса – хотелось рассмотреть город не торопясь.
 
Итак, я закинула за спину рюкзак с туристической «пенкой» (продукты и «седальное место», чтобы не разоряться в модных заведениях, мы решили взять с собой) и храбро двинулась вперед. Пока мы шагали по улицам, сестра рассказывала мне об истории этих мест.
 
Начать надо с того, что находились мы в Стране Басков. Нет, не ищите ее на глобусе – это место не нанесено ни на одну политическую карту мира. Баски – древний народ, сохранивший свою культуру и язык, живут и на севере Испании, и на юге Франции. Биарриц — самый, что ни на есть баскский город, потому что его название с местного языка переводится как «Два утеса» (bi arri). Испокон веков жили тут рыбаки. Но не те рыбаки, которых мы себе представляем – не дедушки-пенсионеры, дремлющие над своими удочками. Это были настоящие морские волки, потому что на промысел они выходили не просто в воды Атлантического океана, а в известный своим коварным характером Бискайский залив.
 
 
Местный маяк. Тактико-технические данные (кому интересно): сооружен в 1834 г., высота 44 м. Свет маяка виден с моря за 80 км! Чтобы подняться на это чудо света нужно преодолеть 248 ступенек. Я не пошла 
Поначалу биаррицким рыбакам жилось привольно. В Средние века они были признанными чемпионами по отлову китов. Амбра, которую добывали моряки, ценилась не на вес золота, а гораздо дороже. Спрос родил такое предложение, что довольно скоро всех китов в местных водах повыбили. XV век стал для басков черным веком – киты перестали появляться в Бискайском заливе. Столь лакомую добычу здесь последний раз видели в 1686 году.
 
С тех пор Биарриц превратился в провинциальный поселок. Но постепенно испанские дворяне разведали это место, оценили его красоту, удобство бухт и пляжей и стали приезжать сюда на отдых. Вслед за ними потянулись и французы. Герцогиня Монтижо стала посещать Биарриц с 1838 года. С собой она всегда брала дочку – Евгению. Так случилось, что Евгения стала женой будущего императора Наполеона III (племянника того самого Наполеона Бонапарта). Евгения пригласила супруга в хорошо знакомые ей места. Муж был пленен красотой здешних пейзажей, выделил от королевских щедрот немалые суммы и построил шикарный дворец, который назвал в честь любимой – «Евгения». Это событие стало для Биаррица не менее важным, чем уход китов в Тихий океан. В один год забытая Богом деревушка превратилась в модный аристократический курорт, коим Биарриц остается и ныне. 
 
 
В поисках миллиардов
 
 
Так мы шли и шли по городу, но что-то никаких особ королевских кровей я вокруг не наблюдала. Виллы, конечно, были классные – каждая на свой манер: и в греческом стиле, и в мавританском, то с восточными башенками, то с рыцарски-средневековыми. По ландшафтам ухоженных участков можно было составить целую энциклопедию садово-паркового искусства. Еще было странно видеть, что многие дома здесь не просто «имеют адрес», но и собственное название! 
 
Но больше всего я удивилась, когда мы таки вышли в центр города — к казино и центральному пляжу. Где пузатые охранники, стерегущие покой сильных мира сего?! Где звезды, на которых и посмотреть нельзя, не заплатив?! Где «роллс-ройсы» и «Мерседесы»?! Ура, ура – ничего этого не было! На пляже расположилась группка парней и девчонок, которых учил уму-разуму инструктор по серфингу. Уже наинструктированные личности пытались оседлать волну океана. Компания молодежи уселась прямо на песок и что-то весело распевала под гитару. Художница рисовала с натуры. Рыбак забрасывал удочку в воду. Что меня потрясло – на пляж был свободный бесплатный вход (в Сан-Ремо, например, найти такое место практически нереально – все побережье разделено на частные участки и огорожено высоким забором).
 
 
Этот крест водружен на скале в память о кораблекрушении в 1893 г. судна "Сюрприз". Хотя до берега было рукой подать — из-за шторма все же погибло пять матросов. Хорошее напоминание хвастливым местным гасконским юношам, что с океаном шутки плохи. 
 
В общем, не ожидала я, что «в самом Биаррице» (говорится с придыханием) можно побегать босиком у прибоя, купить в местной харчевне недорогой сандвич и гулять по побережью, где тебе вздумается.
 
(В скобках отмечу, что мы приезжали сюда не в сезон. Может быть летом здесь от миллиардеров не продохнуть? Хотя сомневаюсь – они, наверное, на своих виллах сидят – и нос боятся высунуть. Да и секьюрити, небось, не советуют в народ выходитьJ). 
 
Биарриц (из словаря «Брокгауза и Ефрона»)
(Biarritz) — рыбачье приморское селение и известное купальное место во французском департаменте Нижних Пиренеев в Байонском округе… Местечко это состоит из живописно расположенных на скалистом прибрежье домов, дач, ресторанов и пр. 8444 жителей. Новая русская церковь (до 1890 г. была только часовня, 18 октября совершена ее закладка, начата постройкою в 1890 г. в древневизантийском стиле). Для купанья пользуются тремя местами: 1) северная plage (Cote-du-Moulin) — с умеренной волной; 2) южная plage (Cote-des basques) — вне Биаррица, среди скал, с сильной волной и 3) третья plage очень маленькая, совершенно замкнутая меж двух высоких утесов. Прекрасно устроенные купальни и заведения для теплых ванн. Климат здесь настолько жаркий, что ранее августа месяца купаться неприятно. Средняя годовая температура по Ц. равна 13°; летом 18—21° Ц. Дождей немало… Жизнь недешева. Различные развлечения. Интересны здесь празднества басков в первое воскресенье сентября месяца. Расстояние от Парижа через Бордо и Байону — 16 часов езды. 
 
На заметку туристу:
Как верно замечает старая энциклопедия Брокгауза и Ефрона – жизнь в Биаррице недешева. Так было в XIX, XX и, увы, в нашем XXI веке. Но сей прискорбный факт вовсе не причина для того, чтобы откладывать знакомство с Биаррицем. Просто, на постой нужно остановиться в соседней Байонне (которая сама по себе достойна внимания). В столице басков гораздо больше отелей на разный вкус и кошелек. А добираться от Байонны до Биаррица очень просто – десять минут на электричке или минут пятнадцать – на автобусе. Катайся хоть каждый день.
 
Основные достопримечательности Биаррица:
Вилла Белза Villa Belza
Бульвар принца де Голля (Boulevard du Prince de Galles)
 
Вилла Белза — одно из самых романтичных и необычных мест Биаррица. Была построена в 1880 году для уединенной жизни. В начале прошлого века по иронии судьбы здесь открылось русское кабаре. Заведение славилось своей безумной богемной жизнью – только в Белзе можно было увидеть, как русские князья и княгини смешивают в одном бокале водку и шампанское. К местному бесшабашному обществу охотно присоединилась бы и европейская аристократия. Но… попасть в Белзу было не так-то просто (один из немногочисленных счастливчиков – король Англии Эдуард (в молодости, разумеется). Революция 1917 года согнала русскую аристократию с насиженных мест. Поэтому в 1923 году виллу («под постоянное место жительства») покупают полковник полка охраны государя-императора Григорий Белянкин и шурин композитора Игоря Стравинского. В 1940 году Белза опять резко меняет свой статус. Немецкие оккупанты устроили здесь… тюрьму. После окончания войны узников снова сменили жильцы. Но в 1974 году вилла сгорела. Сгореть на берегу моря – с ума сойти! После пожара (учитывая ее предыдущую историю) вилла прослыла «нехорошим местечком», и долгое время в ней никто не хотел селиться. Наконец кто-то вложился в ремонт, и теперь Белза может показать себя в своем прежнем блеске. Я поторопилась ее сфотографировать. Мало ли что случится…
 
Вилла ВеледаVilla Velleda
Авеню генерала МакГроски, 2 (2, avenue du general MacGroskey)
 
Веледа – это имя кельтской жрицы, которая по местным преданиям боролась против римского ига. Дом в средневековом стиле многажды менял хозяев. Вначале тут жил торговец шампанским, потом сын местного нотариуса, один маркиз, один граф, один банкир и политик. Несмотря на патриотичное название, честное имя дома было запачкано в шпионском процессе – из окна виллы Веледа в 1917 году подавались световые знаки немецким суднам, рыскающим в округе. В 1940 году немцы пришли сюда сами. Сегодня вилла поделена на престижные аппартаменты.
 
Отель «Реджина»Hotel Regina
Авеню императрицы, 52 (52, avenue de l’Imperatrice)
 
Еще в 1906 году предприимчивая компания парижан приобрела в Биаррице большой участок земли. Вскоре на этом месте вырос белоснежный красавец-отель – с великолепным зимним садом и шикарными интерьерами. Гостями отеля были королева Португалии Амели, правнучка короля Франции Луи-Филиппа, английский король Эдуард VII. Во времена Первой Мировой войны отель был превращен в госпиталь. Но публика здесь не изменилась – поправить здоровье сюда приезжали английский маршал Вильсон, генерал Манджин и другие высокопоставленные военные и гражданские лица. В 1940-м году все 150 комнат и 125 залов отеля были реквизированы для нужд Третьего Рейха. Свой статус отеля «Реджина» вернула только по окончании войны.
 
Вилла Роше РондеVilla Roche Ronde
Авеню императрицы, 15 (15, avenue de l’Imperatrice)
 
«Roche» — по-французски – это «скала», «утес». Дом и получил свое название благодаря утесу Ронде, на котором и располагается его фундамент. Архитектура виллы понравится в первую очередь романтически настроенным натурам. Башенки, острые шпили крыш, стрельчатые окна заставляют вспомнить изящные постройки позднего Средневековья, романы Вальтера Скотта и музыку Рихарда Вагнера. Первый хозяин этой биаррицкой жемчужины был не чужд всему прекрасному – его предок был известнейшим литографом Байонны. Второй хозяин был попроще – врач Эжен Виллемин не остался бы в памяти местных жителей, если бы молва не приписывала ему роман с известной шпионкой Матой Хари, расстрелянной из-за своих пристрастий к чужим секретам в 1917 году. Следующие владельцы Роше Ронде имели куда более спокойный характер. С 1924 года здесь проживала мадам Элио – представительница знати Наварры. Позже на вилле обосновалась вдова бельгийского короля. В пятидесятых годах прошлого века именно в Роше Ронде собирался местный бомонд на блестящие – по составу гостей – вечеринки.
 
Вилла «Бегона»Villa Begona
Авеню принца, 19 (19, rue Prince Imperiale)
 
Вилла «Бегона» прославилась в первую очередь тем, что долгое время существовала… без хозяев. Владелица здания с шикарным видом на залив, построенного к тому же «на фундаменте» старого владения Наполеона III, своими приездами слуг не баловала. Женщина она была богатая – Евгения Руссель была дочерью президента компании «Омнибус». Именно эта компания вывела общественный транспорт на новый уровень.
 
Редко посещал «Бегону» и следующий хозяин – сын мадам Руссель – Раймон. Он был писателем и предпочитал проводить жизнь, путешествуя вокруг света. Однако частые переезды не смогли вылечить его от хронической депрессии, и Раймон, в конце концов, покончил с собой. Долгое время вилла стояла пустой. Наконец на дом, который уже стал пользоваться дурной репутацией, нашелся покупатель – богатый шахтовладелец Рамон Де ла Сота. Именно он нарек виллу именем Бегоны – святой покровительницы испанского города Бильбао. Но «проклятый» дом сыграл дурную шутку и с Де ла Сота. Шахтовладелец отправился как-то из Биаррица в полет на своем гидросамолете. И… бесследно исчез. В 1940-м году на вилле поселились представители вермахта. Но и завоевателей вилла долго терпеть не стала – вскоре исчезли и они. Теперь в «Бегоне» живут богатые туристы. Правда, историю виллы им стараются не рассказывать. 
 
Вилла «Марракеш» и вилла «Касабланка»Villa Marrakesh and villa Casablanca
Улица Луизо-Бобе, 2-4 (2-4, rue Louison-Bobet)
 
Эти две виллы «в марокканских традициях» были возведены в 1922 году. Они были первыми ласточками современного «нео-арабского» архитектурного стиля, с применением которого ныне строят целые города (Порт-эль-Кантауи в Тунисе). Один из первых хозяев был весьма романтичным молодым человеком – во время Первой Мировой войны он летал на самолетах. Летчика в списке хозяев эксцентричных по тем временам вилл сменил кутюрье Поль Пуаре, «одевавший» саму Сару Бернар. Кутюрье, как представитель изящных искусств, взял себе за правило по средам устраивать на виллах музыкальные вечеринки. Из знакомых нам музыкантов здесь выступал Артур Рубинштейн.
 
Отель «Карлтон»Hotel Carlton
Авеню императрицы, 6 (6, avenue de l’Imperatrice)
 
Само название уже много говорит об отеле. Романтический флер системе отелей «Карлтон» всегда придавали его постояльцы. Биаррицкий «Карлтон» — не исключение. Из наших соотечественников здесь в 1910 году останавливался министр иностранных дел Извольский – он вел переговоры с королем Эдуардом VII по вечному Восточному вопросу. Кузен царя Николая II также изволил отдыхать в шикарных аппартаментах «Карлтона». Здесь же проживал пионер бразильской авиации Сантос Дюмон, лидер вьетнамских коммунистов Хо Ши Мин и многие примы балета и мьюзикхоллов, чьи имена ныне нам, увы, ничего не говорят.
 
Гранд-ОтельGrand Hotel
Площадь Клемансо (Place Clemenceau)
 
В отеле премиум класса бережно хранят список его именитых постояльцев. В последний входят: фон Бисмарк (1864 год), король Георг V Ганноверский и его дочь Фредерика (1876 год), король Англии Георг V (1879 год)… А также императрица Елизавета Австрийская (более известная как Сиси) и король шведский Оскар II. 
 
В 20-30-х годах прошлого века среди продвинутой публики был широко известен бар отеля – «Бар Баск».
 
ДворецHotel du Palais
Авеню императрицы, 1 (1, avenue de l’Imperatrice)
 
Этот дворец не случайно имеет первый номер. Ведь это та самая вилла «Евгения», которую выстроил для своей супруги один из первопроходцев Биаррица – император Наполеон III. Что тут сказать – дворец он и есть дворец, и предназначен он в первую очередь для коронованных особ. Таковых в стенах Hotel du Palais перебывало предостаточно: от королей Англии до королей Саудовской Аравии. Блестящую интеллектуальную свиту составляли знаменитые писатели – Стендаль, Мериме, Флобер… В общем, отдыхающего бомонда здесь было предостаточно – об этом можно судить хотя бы по такому факту: к обеду здесь накрывали стол на 360 персон. Но времена изменились, и уже в 1881 году здание перешло в руки банкиров. Они трансформировали его в отель-казино. А на прилегающих к бывшей императорской вилле 26 гектарах выстроили другие отельчики – не пропадать же участку! В 1903 году отель полностью выгорел, но уже через два года был отремонтирован! Во время Первой Мировой войны он оставался единственным работающим отелем в Биаррице. Время шло, приоритеты менялись. Персидских шахов и принцев Монако в номерах сменили американские генералы и нефтяные магнаты. Душой прикипели к вилле «Евгения» и политики, которые обожают здесь, на лоне природы обсуждать свои вечно неразрешимые вопросы.
 
Резиденция «Англетер»Residence d’Angleterre
Улица Мазагран, 4 (4, Rue Mazagran)
 
Осмотрев это красивейшее здание, можно исполниться патриотизма – ведь именно здесь с XIX века селились наши соотечественники – самые родовитые русские аристократы. Русские передали дом в наследство королю бельгийскому Леопольду II.
 
Здание казиноCasino Municipal
Площадь казино и набережная Пляжа (Esplanade du Casino et quai de la Grande Plage)
 
С XIV и вплоть до XIX века на берегу симпатичной бухты стояла мельница. Обживая пространство вокруг своей виллы, императрица Евгения пожелала видеть на этом месте купальни. Мельница исчезла, а вместо нее появилось роскошное здание в мавританском стиле. Однако время шло, и на завидное место стали претендовать не только господа купальщики. В 1900 г. ряд заинтересованных лиц продавил через местный муниципалитет решение о «перепрофилировании» здания. На следующий год в нем открылось казино. Во время Первой Мировой войны здание снова «перепрофилировали» — на этот раз военные под свои нужды. На пользу зданию это не пошло. В 1929 г. его пришлось капитально реставрировать. До полной неузнаваемости. Теперь казино выглядело, как иллюстрация к стилю арт-деко. Во время Второй Мировой войны фашисты устроили здесь казармы и… тюрьму. Когда сюда пришли американцы, военные снова «оккупировали» здание. В конце концов, это привело к тому, что в 70-х годах постройки стали рушиться. И лишь через десять лет, путем крупных финансовых вливаний, бывшие купальни-казино-казармы-тюрьму переделали в нечто вроде конгресс-холла – с концертными залами и бассейном с морской водой.
 
Утес БогоматериLe rocher de la Vierge
Эспланада Богоматери (Esplanade de la Vierge)
 
С древних времен несколько скальных массивов располагались в заливе, который облюбовала себе чета Наполеонов. Супруг царственной семьи – Наполеон III предложил смелый план – чтобы защитить бухту от волн, а также, для того чтобы устроить прогулочную дорожку, углубляющуюся в океан – соединить несколько утесов между собой. Работы начались в 1863 году и закончились через семь лет! Теперь гуляющая публика могла «войти прямо в залив» больше чем на 100 метров и вентилировать легкие чистейшим воздухом. В 1865 году, после франко-испанской выставки в Байонне, на один из местных утесов перекочевал экспонат выставки – статуя Богоматери. Именно эта статуя и дала название скале и эспланаде.
 
Усадьба Д’ИбаррицChateau d’Iibaritz
Авеню Миледи (Avenue de la Milady)
 
Усадьба Д’Ибарриц – самое яркое свидетельство того, что могут сделать большие деньги, призванные выполнить волю своего владельца.
 
В конце XIX века парижские врачи вынесли барону Альберу де л’Эспе неутешительный диагноз – хронический бронхит в тяжелой форме. И прописали жизнь у моря. Барон мог позволить себе любой участок суши у любого моря – он был наследник промышленной империи. Но выбрал Альбер почему-то местность между поселками Биарриц и Бидар. Он прикупил здесь 60 гектаров земли и дал указание приступить к строительству. Такого масштабного ведения дел местные жители не видели никогда. В считаные месяцы на пустом месте вырос трехэтажный дом с вычурными украшениями. В этом доме поселился сам барон. Поскольку он был убежденным мизантропом, то в своих покоях он жил совершенно один. Вся прислуга располагалась в пятнадцати подсобных помещениях, каждое из которых было оборудовано телефоном и телетайпом! Семь кухонь были возведены с таким учетом, чтобы запах приготовляемой пищи никогда не достигал носа сиятельного жильца. А в том месте, где он обедал (преимущественно ел только свежепойманную рыбу) дул легкий ветерок с океана, нагнетаемый через специально прорубленный в скалах туннель. В доме, кстати, был оборудован орган, на котором барон любил помузицировать во время шторма, навевая ужас на прислугу звуками вагнеровских опер.
 
Но как барон не берегся – бронхит его доконал. И на месте дачи олигарха возник санаторий.
 
Усадьба ГрамонChateau Gramont
Улица Сан-Мартин (Rue Saint-Martin)
 
Собственно с этого дома-замка и началась «большая история» Биаррица. Дело в том, что именно здесь, в шато стиля Луи XIII, остановился Наполеон III во время первого посещения этих мест. Восхитившись местными пейзажами, император решил выстроить здесь для своей супруги виллу «Евгения».
 
Грамон прославился своими «литературными вечерами». Сюда на огонек заглядывали Эдмон Ростан, Габриэль Д’Аннунцио, Клод Дебюсси, Ида Рубинштейн и даже президент Франции Раймон Пуанкаре.
 
Внутреннее убранство усадьбы можно детально рассмотреть в фильме «L’Homme a l’Hispano», именно там происходит действие картины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *