Барбикан много значит в жизни столицы Великобритании, да и вообще в истории прошлого столетия. Когда-то на месте этого жилого микрорайона был, вероятно, форпост (откуда и его название "Барбикан" — сторожевая башня). Неслучайно именно здесь сохранились остатки городской стены времен древнеримской оккупации.

 
  Барбикан много значит в жизни столицы Великобритании, да и вообще в истории прошлого столетия. Когда-то на месте этого жилого микрорайона был, вероятно, форпост (откуда и его название "Барбикан" — сторожевая башня). Неслучайно именно здесь сохранились остатки городской стены времен древнеримской оккупации.
 
  В 1940 году этот район небольших мастерских и складов был начисто стерт с лица земли немецкими бомбардировщиками. 
 
  После войны можно было бы выгодно распродать его торговым фирмам и банкам, но было решено соорудить здесь современный жилой район со школами, культурным центром, внутренними садами и прочими полагающимися городскому микрорайону службами.
 
  Хотя в послевоенном Лондоне остро чувствовалась нехватка жилья, жилые дома можно было бы построить и подальше от столь дорогой территории городского центра. Но Барбикан должен был стать воплощением социально-утопической мысли, из которой позднее выросли советские города-сады, и вообще все современное градостроительство, да и в значительной степени сам социализм.
 
  Тогда, в послевоенные годы, в британском обществе царила демократия, победившая нацистскую Германию и мечтавшая утвердить свое понимание демократических жизненных идеалов. 
 
  Вот и возник шанс возродить мечты Оуэна и фаланстер Фурье и создать в центре Лондона микрорайон на 6500 жителей, в котором были бы воплощены все самые последние достижения современной архитектуры и техники. А сделать это было непросто.
 
  Предстояло спрятать под землю несколько километров железнодорожных путей и линию метрополитена, положив рельсы на особые резиновые прокладки, снижающие уровень шума.
 
  Тут впервые появились малогабаритные квартиры, маленькие кухни, легкая мебель и всякого рода сантехнические и электробытовые новшества.
 
  Были приглашены финские дизайнеры, и вместе с ними трое британских архитекторов Чемберлен, Пауэлл и Бон стали рисовать образ этого небывалого жилмассива.
 
  В итоге получилось нечто уникальное. По периметру квартала были выстроены стометровые жилые дома, на верхних этажах которых — сады Семирамиды, озелененные дворики.
 
  Архитектура этих домов была далека от образов дешевого жилища и впитала в себя идеи не только Ле Корбюзье, который в то же время строил подобную жилую единицу в Марселе, но и Франка Ллойда Райта, загадочного и мистического демократа из США , спроектировавшего небоскреб, построенный не на прямоугольном, а на треугольном модуле.
 
  В центре квартала строились невысокие дома для семей, расположенные ближе к земле и деревьям. В самом же центре была устроена своего рода Венеция — с каналами и даже водопадами. 
 
Автор: Александр Воронихин 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *